Обман

Со своей дочерью Денис Викторович ссорился довольно часто. Ольге было девятнадцать лет, достаточно сложный возраст для того, чтобы находить общий язык с отцом, который был старше ее на тридцать с лишним лет. Так вышло, что Денис Викторович уже давно воспитывал Ольгу сам. Если быть точнее, без матери девочка воспитывалась уже на протяжении десяти лет.

 

 

Когда Ольге исполнилось девять, ее мать вдруг осознала, что хочет пожить для себя. Зарегистрировалась на сайте знакомств, потом начала переписываться с иностранцами, а через несколько месяцев укатила во Францию, и оттуда уже не вернулась. Дистанционно развелась с мужем, дочку оставила в России, поначалу присылала Ольге подарки, изредка переводила деньги. Потом выяснилось, что у женщины в другой стране появились дети от другого мужа, и Ольга так и осталась с отцом.

Денис Викторович больше не женился. Ольга считала, что это и было основной причиной того, что они с отцом никак не могли найти общего языка.

— Пап, если бы ты женился, у тебя бы появилась постоянная женщина, нам стало бы гораздо легче жить.

— С чего это вдруг? – удивлялся Денис Викторович.

— Хотя бы с того, что ты был бы занят своей женщиной, а не мной и выеданием моего мозга.

— Что за бред ты несешь? – отец начинал злиться, потому что рассуждения Ольги его раздражали. Дочь, которая училась на филолога, постоянно находила какие-то странные фразочки, которые Денис Викторович понимал не с первого раза, а иногда на осознание смысла сказанного дочерью уходило по несколько часов, а то и дней.

Сам Денис Викторович с молодости трудился на благо отечества. Сначала два года оттрубил в армии, потом пошел служить по контракту, а после многолетней службы попал на работу в полицию. В последние пять лет Денис Викторович работал участковым, работу свою любил, хоть и была она достаточно непростой. Много судеб проходило через него, что-то Денис Викторович принимал близко к сердцу, а к чему-то относился вполне спокойно.

Уж что-что, а жизнь дочери всегда стояла для мужчины на первом плане. Отец очень сильно боялся «упустить» дочь-подростка, из-за чего Ольга могла попасть в дурную компанию, а оттуда уже было не так просто выбраться. Сколько через Дениса Викторовича проходило семейных драм, связанных с тем, что ребенок-подросток связывался с плохими людьми, а там уже были и алкоголь, и дебоши, и прочие неприятности, которые обязательно заканчивались встречами с представителями органов.

— Папа, я взрослая и вполне адекватная, — пыталась объяснить отцу свою позицию Ольга, — я отлично знаю, с кем ты работаешь, осознаю, что можно делать, а чего нельзя. Почему ты постоянно контролируешь меня, как будто я маленький ребенок, который наступит в лужу и обязательно в ней утонет?

— Я не отношусь к тебе так, — бурчал Денис Викторович, — но ты была и будешь моим ребенком, и я не могу не переживать за тебя.

— Пора уже давно меня отпустить, хотя бы сбавить свой напор. Ты не даешь мне общаться и встречаться с подругами, из-за тебя у меня и личной жизни нет!

— Я тебе не запрещаю видеться с подругами, — возражал Денис Викторович, — даже с другом твоим закадычным я не мешаю тебе общаться. Не спрашиваю, что там у вас: серьезно или просто спите.

— Папа! – укоризненно перебила Ольга отца. – Еще чего не хватало! Тебя и так слишком много в моей жизни, если ты еще и в спальню ко мне заглядывать будешь!

— Я пока еще твой отец, — объяснял Денис Викторович, — и я хочу, чтобы ты жила в безопасности. И я буду обеспечивать твою безопасность, пока с рук на руки не передам человеку, в котором буду уверен. Кстати, твой Сашка вполне себе внушает мне доверие.

— Он просто друг, — сразу же уточнила Ольга, — пап, я не буду встречаться с одобренными тобой парнями, я сама выберу себе того, кто мне понравится. Давай хотя бы в этом я проявлю самостоятельность. А то вуз ты для меня выбрал, комнату сам обставил, подруг моих чуть ли под микроскопом не рассматриваешь.

Денис Викторович только усмехнулся. Ну откуда в его дочери столько независимости и самостоятельности? Ее мать всегда была зависимой от мужчин: сначала от отца, потом от первого мужа, потом от него самого, а после, похоже, стала зависимой от своего новоиспеченного французского супруга. Ольга была совсем другой, и своим характером напоминала Денису Викторовичу его родную мать. Ирина Олеговна была очень независимой, мужья всегда шли у нее на поводу, а в доме все решения принимались исключительно ею. Можно было сказать, что в семье Дениса Викторовича, пока он не женился и не обзавелся собственной семьей, царил матриархат, который всех устраивал. Похоже, что Ольга пошла в свою бабушку по отцовской линии, очень уж много жажды к свободе было у нее в характере.

Ссоры то и дело вспыхивали в доме, но достаточно быстро отец и дочь шли на примирение. Никому не было выгодно дуться друг на друга и не общаться. Часто причиной ссоры становилось позднее возвращение Ольги со встречи с друзьями, ее игнорирование звонков отца и то, что она даже не удосуживалась перезвонить Денису Викторовичу. Отец злился, но ничего не мог поделать со строптивой дочерью.

— Дядя Денис, — успокаивал мужчину друг дочери Александр, — я, если что, держу под контролем Олю и ее личную жизнь.

Денис Викторович хлопал друга дочери по плечу и смотрел на него с благодарностью:

— Спасибо, дружище. Только тебе и могу доверять. Подруги Ольгины не серьезные, про парней вообще молчу.

— Со мной Ольга под присмотром и под защитой, — с уверенностью в голосе говорил Александр, и Денису Викторовичу становилось спокойнее.

С Александром Ольга дружила с детства. Они вместе учились с седьмого по одиннадцатый класс, а, когда парню исполнилось семнадцать, он переехал от родителей к бабушке и стал жить в одном дворе с Ольгой и Денисом Викторовичем. Так их дружба продолжилась, но Ольга всегда четко ставила границу в общении со своим приятелем:

— Для меня Сашка – не более, чем друг. Пап, не смотри на меня так!

— Он же хороший парень!

— Я и не спорю, — Ольга пожимала плечами, — но быть хорошим парнем недостаточно для того, чтобы быть моим парнем.

Денису Викторовичу очень сильно хотелось, чтобы Ольга прониклась к этому молодому человеку симпатией. Денис Викторович считал Александра правильным, хорошо воспитанным даже несмотря на то, что в семье у парня были свои сложности. После развода родителей Александр остался с отцом, но тот начал пить, бил сына, и в конце концов парень перебрался к бабушке, потому что и с матерью жить не мог: та вышла замуж за другого мужчину, и тот другой не хотел, чтобы в их доме жил взрослый и чужой для него парень, хоть и родной сын супруги.

Денису Викторовичу история Александра напомнила историю Ольги, именно поэтому он проникся к молодому человеку и видел в нем идеальную вторую половинку для своей дочки. Но Ольга и тут была непреклонна: она не собиралась встречаться с парнем всерьез, она вообще не воспринимала Александра больше, чем просто приятеля, с которым можно весело провести время и позволить помочь себе.

Близился двадцатый день рождения Ольги, и она с отцом обсуждала план мероприятия и список гостей. Сошлись на том, что Денис Викторович оплатит дочери столик в кафе на двадцать человек. Сам он присутствовать хоть и очень хотел, но отказался от этой затеи. Сам отец понимал, что не сможет расслабиться на празднике, да и дочери может день рождения испортить.

— А кто такой Кирилл Дмитриенко? – поинтересовался Денис Викторович, пролистывая список гостей.

Ольга слегка порозовела, и отец понял, что этот молодой человек был совсем не просто гостем на дне рождения дочери.

— Это мой сокурсник, — ответила Ольга, а отец напряг память, чтобы вспомнить ребят с курса дочери. На курсе филологии училось не так много представителей мужского пола, поэтому Денис Викторович не поленился и выучил все мужские имена. Никакого Кирилла среди них и в помине не было.

— Что-то я не припомню такого твоего сокурсника, — честно сказал отец, а Ольга покраснела еще больше.

— Пап, прекращай. Есть параллельные группы, в которых учатся ребята, которых ты можешь не знать.

— И сколько ему лет?

— Двадцать два, — ответила Ольга и тут же прикусила язык.

Денис Викторович усмехнулся:

— Он что – второгодник?

— Нет, папа! Ох уж эта твоя полицейская натура! Везде надо попытаться провести расследование.

— Дочь! – строго сказал Денис Викторович. – Я тебя люблю и желаю тебе только самого лучшего. Скажи мне честно, кто такой этот Кирилл?

Ольга, опустив голову, негромко ответила:

— Молодой человек, который за мной ухаживает и который мне нравится.

Внутри у Дениса Викторовича что-то екнуло, ведь никогда раньше дочь не признавалась в симпатии к какому-либо молодому человеку, да еще и при отце. Стало грустно от осознания того, как быстротечно время.

— Все так серьезно? – спросил он, с трудом сдерживая эмоции.

— Пап, давай не будем загадывать. Кирилл – хороший парень, этого достаточно для того, чтобы ты был спокоен. Я не из тех девушек, которые влюбляются в плохих парней.

Все равно у Дениса Викторовича было неспокойно на сердце. Он думал о двадцатилетии дочери, словно это был не предстоящий праздник, а какое-то испытание.

Он позвонил Александру:

— Слушай, я тебя прошу хорошенько присмотреть за Ольгой. У нее, оказывается, появился какой-то молодой человек.

— Да, есть какой-то, трется возле нее постоянно, — голос друга дочери звучал раздраженно. Денису Викторовичу не понравилось это, ведь если Александр так раздражался, значит, ревновал, а, следовательно, действительно у Ольги с этим Кириллом было все не просто так.

— И что ты можешь о нем сказать? – поинтересовался Денис Викторович.

— Ничего хорошего, — тут же отозвался Александр, — мутный типок.

Сердце Дениса Викторовича беспокойно заныло. Как же не хотелось ему отпускать дочку на день рождения с этим непонятным Кириллом! Ах, если бы можно было все переиграть и найти повод для отмены мероприятия. Но Денис Викторович понимал, что это было бесполезно, уж очень сильно Ольга ждала своего дня рождения.

Денис Викторович заметил и перемены в поведении дочери. Ольга теперь была какой-то спокойной, романтичной, почти не огрызалась с отцом, а по вечерам постоянно болтала с кем-то по телефону. Судя по разговору, собеседником был тот самый Кирилл, которого Денис Викторович и в глаза не видел.

Утром в день двадцатилетия дочери отец поздравил Ольгу и вручил ей огромный букет купленных накануне роз и конверт с деньгами. Дочь расцеловала отца, обняла его и вдруг сказала:

— Папочка, я так тебя люблю! Ты у меня замечательный!

Впервые за долгие годы Ольга призналась отцу в своих чувствах к нему, и Денис Викторович растрогался до глубины души и даже слегка прослезился. Ольга убежала в институт, после которого посетила парикмахерскую и салон красоты. Вечером она отзвонилась отцу и сказала, что все уже на месте, и торжество начинается. Денис Викторович поздравил дочь еще раз, а потом засобирался на вызов: кто-то из жильцов в его районе подрался с соседом, и, разумеется, не на трезвую голову.

Денис Викторович очнулся ближе к полуночи и вдруг обнаружил, что Ольга не прислала ему ни одной фотографии с праздника. Обеспокоенный и даже обиженный за равнодушие к себе, Денис Викторович набрал номер дочери и услышал о том, что «абонент временно недоступен». Попытавшись дозвониться дочери еще несколько раз, Денис Викторович поспешил домой. Однако и дома дочери не было.

Он забеспокоился. Набрал номер Александра, но тот тоже ему не ответил. Через несколько минут, когда Денис Викторович уже начала ловить себя на самых неприятных мыслях, друг дочери перезвонил ему.

— Денис Викторович, я не знаю, где Оля. Я ушел из кафе около десяти, все еще оставались там.

Отец разволновался еще больше. Узнал у Александра номера подруг Ольги, которые были известны молодому человеку, но те сказали о том, что уже все давно дома, а праздник закончился около одиннадцати вечера. Денис Викторович взглянул на часы: был почти час ночи, то есть прошло два часа с того момента, как закончился день рождения. Испуганный и растерянный отец направился в кафе, но и там все уже было закрыто. Телефон дочери оставался недоступным, и Денис Викторович заподозрил, что дочь могла поехать вместе с Кириллом и остаться у него. Мысль была неприятной, но все же Ольга не была маленькой девочкой и вполне могла остаться у своего молодого человека.

Кое-как узнав номер Кирилла, Денис Викторович позвонил ему.

— Извините за поздний звонок, — сразу же сказал Денис Викторович, — это отец Ольги. Вы не знаете, где она может быть? Она не с вами?

— Доброй ночи, — ответил приятный мужской голос, — нет. Я проводил Ольгу до такси, а потом поехал домой. Это было в начале двенадцатого. А что, она не приехала домой?

Денис Викторович начал нервничать еще сильнее. Слова Кирилла не казались ему надежной информацией, а переживания за дочь буквально сводили с ума.

К утру Ольга так и не объявилась. Зато около полудня в кабинете участкового объявился Александр, готовый помогать в поисках своей подруги.

— Ты знаешь, где живет этот Кирилл? – спросил Денис Викторович. Он очень устал, много курил, дергал себя за волосы и постоянно кусал губы. Взглянув на свое отражение в зеркале, мужчина едва мог узнать себя: так сильно он постарел за прошедшую ночь.

— Не знаю, но могу узнать, — с готовностью в голосе отозвался Александр. Через полчаса они вместе с Денисом Викторовичем ехали по нужному адресу. Дверь им открыл сам Кирилл, с виду приятный молодой человек.

Денис Викторович не сдержался и схватил парня за грудки, вжав в стену:

— Где моя дочь? Говори!

— Успокойтесь, пожалуйста, — лицо Кирилла выглядело напуганным, — я не видел ее со вчерашнего вечера!

— Ты садил ее в такси! Ты был последним, кто ее видел!

— Я могу посмотреть через приложение номер машины и имя водителя. Прошу вас, отпустите меня, силой вы ничего не добьетесь.

Денис Викторович ослабил хватку, но все равно чувствовал злость на Кирилла. И этот молодой человек нравился его дочери! Отец кожей чувствовал, что Кирилл замешан в пропаже Ольги, и ему было известно, где она находилась.

Через приложение по заказу такси Кирилл нашел номер и марку машины, а также имя и телефон водителя.

Денис Викторович поехал в участок, куда к своему приезду пригласил того самого таксиста, который подвозил его дочь накануне.

— Я высадил ее у дома по адресу Лермонтова двадцать, — таксист, приезжий из другой страны, на ломаном русском языке рассказывал о событиях прошлого вечера. Через диспетчера удалось выяснить, что сразу после этого заказа водитель поехал по другому адресу, а освободился только в три часа ночи. Все это время он возил пассажиров.

Денис Викторович был готов лезть на стенку от бессилия. Телефон Ольги продолжал молчать, и несчастный отец направил запрос на детализацию разговоров с телефона дочери.

— В вашем подъезде есть камеры? – задал вопрос Кирилл, который все это время был рядом с отцом Ольги.

— Камеры? – до Дениса Викторовича не сразу дошел смысл вопроса.

— Умник, — фыркнул Александр, но Денис Викторович вдруг выставил руку и нахмурился. Конечно! На подъезде были видеокамеры, запись с которых попадала в базу данных департамента городского хозяйства. Именно этот государственный орган занимался установкой и обслуживанием системы «умный город». Денис Викторович поехал в департамент, а сам уже понимал, что почти выбился из сил. Он то и дело вспоминал слова дочери, сказанные ею накануне о том, как она любит отца и как она благодарна ему за все. Предательские слезы то и дело набегали на глаза, и Денис Викторович боролся с ними как мог.

— Ты не пойдешь со мной? – спросил Денис Викторович, когда они втроем подъехали к департаменту. Вопрос был адресован к Александру.

— Я думаю, что пока сгоняю в институт, может быть, там что-то известно об Ольге, — ответил Александр. Кирилл остался с отцом Ольги.

Через час беготни из кабинета в кабинет Денис Викторович, кое-как фокусируя зрение, всматривался в экран монитора. Ему понадобилось чуть больше двадцати минут, чтобы найти тот самый момент, когда Ольга приехала к подъезду дома, а потом подошла к двери. И тут Денис Викторович остолбенел. К Ольге подошел молодой человек, потянул к ней руки, а она оттолкнула его. Потом незнакомец набросился на девушку, потащив ее в сторону, и в этот момент Денис Викторович смог детально разглядеть лицо этого человека. Мужчиной, который схватил его дочь и утащил в темноту, был Александр. Его лицо, обнажившееся из-за упавшего с головы капюшона, выглядело разъяренным.

— Это же Саша, — пробормотал Кирилл, стоявший рядом с Денисом Викторовичем.

Мужчина подскочил на месте, а потом бросился к машине. Кирилл бежал следом за ним, молча и тяжело дыша. Оба прыгнули в машину и поехали к дому Александра. Денис Викторович понимал, что молодой человек мог уже увезти Ольгу из своей квартиры, а мог и вовсе увезти ее накануне вечером куда-нибудь в другое место.

Однако, Александр оказался глупым и непредусмотрительным. Он был дома, напуганный и пытавшийся что-то объяснить. Денис Викторович ворвался в квартиру молодого человека, а в ванной, прикованную к батарее, он нашел свою дочь. Заплаканная, с синяками под глазами, Ольга разрыдалась, увидев отца.

Кирилл сцепился с Александром, а Денис Викторович с помощью ножика пытался открыть наручники. Тут же подоспела группа полицейских, которых успел вызвать Денис Викторович по пути к дому Александра.

— Папа, он меня схватил, — трясясь от ужаса и стуча зубами, рассказывала Ольга отцу, — вчера, когда я возвращалась домой. Сказал, что Кирилл мне не пара, и что я должна быть с ним. Папа! Он собирался меня вывезти в какое-то глухое место. Боже мой, я думала, что никто и никогда не догадается о том, где я.

— Я верил ему, — с сожалением в голосе произнес Денис Викторович, — прости меня, дочка. Александр будет наказан по всей строгости, я лично прослежу за этим.

Он уже не стал сдерживать слезы, потому что сил больше не было. Напряжение спало, и теперь можно было расслабиться и дать волю чувствам. Дочь была рядом, она была жива, цела и невредима. Кирилл был тут же, и он смотрел на Ольгу так, как обычно смотрит мужчина на женщину, ради которой был готов на все. Денис Викторович успокоился и отпустил Ольгу из своих объятий. Она обняла Кирилла, и отец смотрел на эту пару без ревности или подозрений. Отцовское сердце ошиблось, а вот дочь была права: она не выбирала плохих парней, а Денису Викторовичу нужно было смириться с тем, что его дочь повзрослела.

Автор : Юлия Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.63MB | MySQL:36 | 0,318sec