Бегство

 

Даша нервничала, и это не укрылось от внимательного взгляда Алины. Пальцами Даша то и дело перебирала складки на платье, потом разглаживала их, снова теребила край подола и опять нервно разглаживала получившиеся складки. Алина никак не могла понять, что было главной причиной такой нервозности ее двоюродной сестры.

— Даш, ты что-то сказать мне хотела? – Алина сама начала разговор. – Так ты скажи, не держи в себе.

— Хотела, — Даша кивнула, — мы улетаем в Турцию.

— Ну, круто, поздравляю, — Алина перевела дух, — это же хорошо! На какой курорт? На сколько ночей?

Даша подняла на кузину покрасневшие глаза и покачала головой. При этом на ее губах появилось нечто вроде кривой усмешки. Такой грустной, далекой от радостного предвкушения предстоящего путешествия.

— Нет, Аля, ты не совсем поняла. Мы улетаем в Турцию не отдыхать.

Алина уставилась на Дашу, и до нее постепенно начал доходить смысл сказанного двоюродной сестрой. «Не отдыхать». Тогда зачем? Лечиться что ли?

— Тогда объясни мне, непонятливой, зачем обычно люди ездят в Турцию.

— Мы уезжаем туда жить, — голос Даши опять звучал звонко, как будто она едва сдерживала себя от рвущихся рыданий. Алина опустила плечи.

— Жить? В Турцию? Зачем?

Даша не выдержала скопившегося напряжения и, подскочив с дивана, забегала по комнате. Из соседней спальни выбежала ее трехлетняя дочь, размахивая куклой:

— Мам, смотри! Это мне Настя дала!

— Отличная кукла, — отстраненно ответила Даша, а потом слегка подтолкнула дочку в сторону спальни, где ее дочь играла с дочерью Алины в куклы, — беги играть. Мне надо с тетей Алиной серьезно поговорить.

Саша нахмурилась и поплелась обратно в спальню, а Даша подошла к двери и прикрыла ее за дочерью. Потом села рядом с сестрой на диван, опять резкими движениями затеребила край платья.

— Понимаешь, Андрей там, и я не могу оставить его там в одиночестве. Ты же знаешь, какой он.

— Нет, не знаю, — честно ответила Алина, — какой он?

Даша повела плечами:

— Ну не уверена я в нем окончательно. Понимаешь, он ведь бросил свою невесту ради меня, и кто знает, что ему еще в голову может прийти, пока он один живет в Турции. Нам с Сашкой надо ехать к нему, не могу я его оставить на растерзание молодым и свободным девахам.

— Даш, но у тебя тут мама! Твоя мама нездорова, а ты собираешься уехать на другой конец света и оставить ее тут в полном одиночестве. Кстати, тетя Оксана в курсе твоих планов?

Даша кивнула и вдруг заплакала. Алина понимала, что решение уехать в другую страну далось ее двоюродной сестре нелегко, но она была зависима от своего мужа, зарабатывавшего неплохие деньги, поэтому и оставить принципиального супруга не могла. Выходит, тетя Оксана останется во Владивостоке одна, без присмотра и помощи своей единственной дочери.

— Мама знает, — тихо ответила Даша, — она, конечно, в шоке. Но что она может сделать? Не помешает же моему решению.

Алина молчала. Она понимала, что выбора у Даши было немного: остаться с дочкой и матерью во Владивостоке, за тысячи километров от уехавшего из страны мужа, решившего начать свой бизнес в другой стране и ненавидящего свою родину, означало лишиться мужа и той финансовой стабильности, в которой жили Даша и Андрей в последние годы. Нет, Даша была слишком слабой для того, чтобы решиться на разлуку с мужем.

— Ты приехала ко мне не просто так? – спросила Алина. Даша не была у нее в гостях несколько месяцев: сначала они с семьей уехали в Таиланд, потом после небольшого перерыва прожили меньше месяца в Японии, после чего Андрей оказался в Турции, а Даша с дочкой вернулись домой. Получается, что вернулись временно, а Алина и знать не знала о том, что Андрей все это время не ступал на родную землю, перемещаясь из одной страны в другую.

— Я приехала не просто так, — подтвердила Даша, — пожалуйста, присмотри за мамой. Мне не на кого ее оставить. Тетя Лиля живет далеко, тем более, что с мамой они в ссоре, а тут во Владивостоке только ты и твоя семья. Мне некого больше просить.

Даша опять громко разрыдалась, а Алине ничего не оставалось, кроме как приобнять сестру за плечи и заговорить успокаивающим тоном. Тетя Оксана была родной сестрой матери Алины, и женщины и вправду много лет находились в ссоре и не общались друг с другом. Мать Алины жила со вторым мужем и сыном в Москве, а тетя Оксана оставалась во Владивостоке.

— Где родилась – там и сгодилась, — любила говорить она.

Тетя Оксана была на десять лет старше матери Алины, она поздно родила Дашу, и теперь, когда дочери было тридцать два года, тете Оксане было уже за семьдесят. Матери Алины было на десять лет меньше, Лилия Александровна вела активный образ жизни, занималась спортом, вышла замуж за мужчину, который был моложе ее на семь лет, даже второго ребенка умудрилась родить.

Тетя Оксана была полной противоположностью своей сестры: нерасторопная, любящая детали и спокойствие, женщина никогда не была дальше Приморского края, любила свою работу, а еще очень много болела. К шестидесяти пяти годам у Оксаны Александровны был диагностирован рак, ее долго и муторно лечили, дали женщине инвалидность, и с тех пор измученная болезнью и переживаниями за дочь женщина жила не самой счастливой жизнью. А тут еще отъезд Даши и любимой внучки Сашеньки.

— Что я должна буду делать? – спросила Алина и добавила:

— Учитывая то, что твоя мама в ссоре с моей, нужно иметь в виду, что тетя Оксана вообще может отказаться от моей помощи и вмешательства в свою жизнь.

— Она так не сделает, — ответила Даша, вытирая слезы, — ты же знаешь, какая мама добрая. Она вообще уже давно не злится и не обижается на тетю Лилю. Я не знаю, из-за чего они поссорились, но я точно знаю, что к нам с тобой это не имеет никакого отношения. Алина, ты мне поможешь? Я не могу уехать из страны с тяжелым сердцем.

Алина вздохнула. Конечно, Даша не может уехать из страны с тяжелым сердцем! Бросить больную мать на произвол судьбы может, а уехать с тяжелым сердцем не может. Разумеется, у двоюродной сестры Алины была совесть, но она пряталась за страхом потерять мужа и финансовую независимость. Все же Андрей зарабатывал достаточно хорошо для того, чтобы бросать его и отказываться от поездки на другой конец света.

— Я думаю, что ты все равно будешь переживать, — сказала Алина, — я постараюсь сделать все для того, чтобы тете Оксане жилось комфортно, но ты понимаешь то, что заменить ей тебя я не смогу. Тем более, что живем мы на разных концах города, я много работаю, а еще у меня тоже есть муж и двое детей.

— Я все понимаю! – горячо произнесла Даша и схватила Алину за руки. – Девочка моя, мы же с тобой сестренки! У меня нет никого ближе тебя!

Алина едва сдержала снисходительную улыбку. Умеет же Даша играть разные роли, а в данный момент она отлично справлялась с ролью любящей и покорной сестры, нуждавшейся в помощи и готовой на все ради того, чтобы эту помощь получить.

После ухода сестры у Алины появилось жуткое желание принять душ. Как будто она извалялась в грязи после разговора с Дашей, настолько неприятно было Алине. Больше всего было жаль тетю Оксану, нуждавшуюся в постоянном присмотре и наблюдении врачей. Алина знала о том, что каждые два-три месяца ее тетя проходила полное обследование у врачей, и на это уходила масса времени и денег. Может быть, Даша и была права, оставаясь рядом с мужем, иначе на какие деньги можно было бы обеспечить достойный медицинский уход Оксаны Александровны?

— Дашка сваливает? – этот вопрос Алине задал ее муж, вернувшийся после смены домой. – Тоже в Турцию? Ну молодцы, хорошо устроились! Они, значит, будут булки на солнце греть и фрукты лопать, а ты тут с матерью Дашки возиться?

— Леш, она моя тетя, не чужой мне человек, — сказала Алина, глядя на мужа.

— Дело твое, — пожал плечами муж, — но лично я умываю от этого всего руки. Я не собираюсь носиться через весь город по пробкам, чтобы отвезти или привезти что-то твоей тетке. У нее есть дочь.

— Я тебя и не прошу, — Алина немного обиженно посмотрела на мужа, — от тебя вообще ничего не требуется, я просто предупредила тебя о том, что пару раз в неделю буду мотаться на «Зарю».

— Мотайся, — Алексей снова пожал плечами, — машину только не забывай заправлять. И жрать готовить тоже не забывай.

Алина обиженно поджала губы. Ей вдруг стало обидно за себя, а еще мучило предвзятое отношение к Даше, которая теперь с легким сердцем покидает все в чемоданы и на несколько месяцев или лет улетит в теплую страну под бок к мужу-богачу.

В пятницу Алина проводила Дашу и Сашу в аэропорт, где встретила тетю Оксану. Алине показалось, что тетя стала еще более худой и какой-то серой. Женщина все время плакала и прижималась к дочери, и от этой картины у Алины сжималось сердце. Ну вот чем она может помочь несчастной матери, у которой единственная дочь последовала за мужем и решила оставить ее одну на другом конце света? О чем вообще думала Даша, оставляя мать на Дальнем Востоке. Предлагала ли вообще дочь своей матери поехать вместе с ней?

После аэропорта Алина отвезла тетю Оксану домой. Всю дорогу пожилая женщина всхлипывала и говорила о том, как быстро растут дети, и что Саша скоро вообще позабудет свою бабушку.

— Тетя Оксана, перестаньте депрессовать, — стараясь говорить веселым голосом, произнесла Алина, — они ведь не навсегда уехали.

— Что-то внутри меня говорит мне о том, что я больше не увижу ни Сашеньку, ни Дашу.

Все внутри у Алины опустилось. Что же это такое? Мысли тети Оксаны и ее внешний вид совершенно не нравились племяннице.

— Глупости не говорите.

Подвезя тетю к ее дому, Алина сказала:

— Я заеду к вам в пятницу. Напишите мне в сообщении список продуктов, которые нужно будет вам купить.

— И все-таки мой зять – трус, — вместо подтверждения сказала вдруг Оксана Александровна, повергнув Алину в глубочайшее изумление, — ненавидит он свою страну! Он просто трус, отобравший у меня дочь и внучку.

С этими словами тетя Оксана громко хлопнула автомобильной дверью и поплелась в сторону подъезда. Глядя ей вслед, Алина понимала, как нелегко ей будет с тетей, оставленной на попечение ей и ее семье.

К пятнице сообщения от тетки Алина не получила, поэтому сама позвонила ей ближе к обеду.

— Тетя Оксана, я собираюсь заехать к вам сегодня вечером, а вы мне список продуктов так и не написали.

— Я забыла совсем, — ответила тетя, — да и не нужно мне ничего, все есть. Даша покупала много всего перед отъездом.

— И все-таки, напишите список того, что кончается, — настаивала Алина, — может быть, сахар, рис, лекарства?

— Ничего не надо, — отрезала тетя, а Алина, стиснув зубы, пообещала заехать вечером и проведать тетю в любом случае.

По дороге на «Зарю», отстояв почти часовую пробку, Алина успела заехать в магазин и купить молока, творога и йогуртов для тети Оксаны. К молочным продуктам в корзину отправились хлеб, сыр и колбаса, а еще свежие огурцы и помидоры. Все покупки Алина совершала за свой счет, ни о каких деньгах с Дашей у нее договоренностей не было.

У тети Оксаны дома было не прибрано. Так обычно выглядели запущенные квартиры алкоголиков или обездвиженных людей, у которых не было физической возможности навести порядок. Алина за полчаса по максимуму разложила вещи по шкафам, вымыла скопившуюся посуду и приготовила овощной салат. В холодильнике у тети Оксаны было пусто, и Алина задалась мысленным вопросом о том, чем вообще питалась ее тетя.

Салат Оксана Александровна съела в два счета, при этом заев его двумя большими кусками хлеба. Глядя на тетю, Алина молчала, но в голове у нее была масса вопросов о том, как вообще жила тетя Оксана в ее отсутствие.

— А вы в магазине когда были? – спросила Алина.

— Не помню, — ответила Оксана Александровна и тут же протянула племяннице мобильный телефон, — смотри, мне Дашка фотографию Сашеньки прислала. Мне кажется, что она уже вырасти и измениться успела.

— Вам кажется, — Алина натянуто улыбнулась, — прошло всего ничего, вы шесть дней не виделись.

Алине не нравилось то, как выглядела ее тетя и то, как выглядело ее жилище. Тетя Оксана словно не мылась с тех пор, как уехала Даша, а пустота в холодильнике и отменный аппетит женщины наводили племянницу на не самые приятные размышления.

Через несколько дней в разговоре с матерью Алина честно рассказала Лилии Александровне о том, что Даша уехала и оставила больную мать во Владивостоке без помощи и поддержки.

— Вот же дрянь какая! – тут же высказалась мать Алины. – Бросила мать и к мужу-предателю сбежала! И что? Все тебе на плечи легло?

— Мам, я не жалуюсь, — тут же ответила Алина, — я просто тебе рассказываю. Но, честно говоря, мне совсем не нравится, как живет тетя Оксана. У нее дома бардак, в магазин она не ходит, не моется и выглядит отвратительно.

— Дочь, а тебе не кажется, что ты ничего не должна ни Даше, ни Оксане? У тебя есть своя семья, занимайся ею.

— Мам, я так не смогу, — ответила Алина, хотя сама понимала, что своими словами подписала себе приговор.

С тех пор она бывала у тети три-четыре раза в неделю. Сама убиралась у нее, готовила, выносила мусор, мыла тетю Оксану, расчесывала ее и разговаривала с ее лечащим врачом. Оказалось, что Оксане Александровне нужно было регулярно принимать лекарства, о которых Даша ни словом ни обмолвилась, покидая родной город и родную страну. С каждым приездом к тете Оксане перед Алиной открывались какие-то новые подробности того, что надо было дополнительно сделать и купить для тети.

Даша звонила двоюродной сестре примерно раз в неделю, и поначалу Алина не говорила сестре о том, что сталкивается с серьезными трудностями при уходе за тетей. Даша говорила ей одно, а на деле выходило все иначе, и оказалось намного хуже, чем предполагала Алина.

— Я сама мою тетю Оксану, убираюсь у нее, — честно сказала Алина Даше, когда прошло чуть больше месяца после отъезда двоюродной сестры.

— Может быть, подыскать ей няньку? – спросила Даша.

— Даш, ты это предлагаешь делать мне? – уточнила Алина.

— А как я могу найти сиделку, находясь в Турции? По скайпу собеседования проводить? Найди сиделку, я буду ее услуги оплачивать.

Алина промолчала про то, что за прошедший месяц с лишним она потратила на обслуживание и поддержку тети больше двадцати тысяч рублей, из которых Даша ни копейки не компенсировала. Она даже не спрашивала о том, откуда у матери в холодильнике берутся продукты, сколько Алина тратит на бензин, добираясь на другой конец города по несколько раз в неделю, сколько стоит визит врача на дом и лекарства, выписанные этим самым врачом. Даша самоустранилась от проблемы, оставив ее своей кузине.

Начал злится Алексей.

— Ты постоянно трешься на «Заре»! я сам готовлю детям, забираю их с продленки, а ты только и делаешь, что сидишь у тетки.

— Зай, а что мне остается делать? Не брошу же я больного человека на произвол судьбы!

— У тебя есть своя семья, — злился Алексей, — почему Дашка бросила мать и сбежала к своему мужу, а твой остается обездоленным без тебя из-за какой-то тетки?

Иногда по ночам Алина давала волю слезам. Ей было жаль и тетю Оксану, и себя, и своих детей, остававшихся без ее внимания. Алина злилась на сестру, на ее равнодушие и холеную жизнь в жаркой стране при богатом муже. Бросить тетю Оксану Алина уже не могла, женщина привязалась к ней, а еще у Оксаны Александровны никого не было, кроме племянницы.

Когда силы у Алины были уже на исходе, и она была готова отказаться от помощи тетке, во Владивосток прилетела Лилия Александровна. Она прилетела на месяц, взяв заботы о своей родной сестре на себя. Алина выдохнула, потому что теперь могла заняться собой и своей семьей.

 

 

 

Сестры успели помириться до отъезда Лилии Александровны, а спустя месяц после того, как мать Алины уехала в Москву, тетя Оксана попала в больницу. Теперь ездить Алине приходилось не так далеко, но забот от этого стало не меньше. Подгузники, лекарства, оплата услуг сиделки, все это снова легло на плечи племянницы Оксаны Александровны.

Пару раз Даша переводила Алине деньги, но их было не так много, чтобы покрыть все расходы племянницы на лечение и содержание тетки. Алине уже помогала Лилия Александровна, и даже Алексей начал давать деньги, но все равно финансов было впритык.

— Я не понимаю, почему ты не приезжаешь к матери! – злилась Алина, разговаривая с Дашей по телефону. – Тетя Оксана совсем плоха, а ты сидишь в своей Турции и в ус не дуешь.

— Думаешь, что мне тут легко? – хныкала в трубку Даша. – Меня Андрей не отпускает. Знаешь, что он мне сказал? Вернешься в Россию – я разведусь с тобой.

Алина злилась еще больше. Глядя на тетю Оксану, которая с такой надеждой ждала приезда дочери и внучки, молодой женщине становилось еще более тошно. Оксану Александровну выписали через месяц, а еще через неделю после выписки ее не стало. Тело тети обнаружила Алина, привычно приехавшая к Оксане Александровне перед выходными.

Даша не приехала и на похороны матери, сославшись на отсутствие билетов в связи с высоким сезоном. Она плакала, звонила Алине и жаловалась на жизнь, до тех пор, пока Алина не заблокировала номер своей двоюродной сестры. Похороны тети она оплачивала сама, денег дала мать Алины, и она с сыном приехала на похороны своей сестры.

Через несколько месяцев во Владивосток вернулась Даша. Алина не ждала свою сестру, но каково же было ее удивление, когда на пороге ее дома показалась Даша собственной персоной. С перекошенным от гнева лицом и какой-то бумажкой в руке.

— Как это понимать? – вместо приветствия спросила Даша, врываясь в квартиру Алины.

— Что происходит? – Алина непонимающе посмотрела на свою разъяренную кузину. – Ты когда успела приехать?

— А ты когда успела мою мать вокруг пальца обвести?

— Ты о чем? И не ори на меня! – Алина была поражена поведением своей сестры. Даша, не разуваясь, ворвалась в гостиную, уселась на диван и протянула Даше какой-то листок. Это была копия завещания. Алина быстро пробежалась глазами по строчкам и поняла, что тетя Оксана успела написать завещание, оставив квартиру своей племяннице. Той самой, которая в последние полгода тратила большую часть времени на помощь своей тете.

— Я не знала об этом, — честно сказала Алина, вернув Даше копию завещания, — тетя Оксана мне ничего об этом не говорила.

— Ну ты и змея, — усмехнулась Даша, — воспользовалась моим отсутствием и мою мать обхаживала?

 

 

Алина молчала. Из соседней комнаты вышел Алексей, услышавший разговор на повышенных тонах. Он и объяснил горе-сестре своей жены, за что именно могла тетя Оксана оставить своей племяннице квартиру.

— Ты не в курсе того, сколько Алинка моталась на другой конец города? Сколько раз она твоей матери подгузники меняла, сколько денег на лекарства и на эти самые подгузники потратила? Сколько она переживала и плакала по ночам? Как жалела тетку, которую ты, кукушка, бросила, променяв на сытую жизнь заграницей? А ты знаешь, во сколько похороны обошлись, на которые ты даже не явилась? Не знаешь? Вот и закрой свою форточку и проваливай отсюда. Ты за наследством приехала? Выделила драгоценное время, чтобы квартиру в наследство принять, а потом продать? А тетя Оксана умнее оказалась. И справедливее.

Даша фыркнула и выбежала из дома Алины, пообещав подать на них в суд. После ухода сестры Алина несколько часов плакала, уткнувшись в грудь мужа, который так правильно и точно все высказал Даше. Все то, чего никак не могла высказать сама Алина, переживая за то, что может ранить чувства двоюродной сестры. Оказалось, что слов нужно было не так много, а после того, как они были сказаны вслух, стало гораздо легче.

— Спасибо тебе, — тихо сказала Алина мужу.

Автор: Ирина Богданович

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.62MB | MySQL:45 | 0,201sec