Хозяйственный муж

— Сюда тащите, ребята! Во-во, здесь и кидайте! — Дмитрий Алексеевич возбужденно суетился около ворот, руководя работягами.

Елена Викторовна фурией выскочила из дома.

 

 

— Никуда этот хлам тащить не надо! Убирайте все сейчас же! — заорала она и, теряя галоши, бегом устремилась к воротам.

Дмитрий Алексеевич поймал разгневанную жену за хлястик цветастого халата и удержал. Перед работягами было стыдно. А он ведь хотел, как лучше!

Муж Елены Викторовны всегда считал себя мастером на все руки.

— Хочешь курятник? Я тебе построю! — сообщал он жене. После чего привозил кучу досок, гвоздей, цемента и еще какого-то строительно барахла, сваливал все это на участке и забывал о своем обещании на неопределенный срок…

— Может, проще купить мобильный курятник? Или позвать шабашников каких? — предлагала Елена Викторовна.

— Сам все сделаю! — обижался Дмитрий Алексеевич, после чего любовно обходил кучу стройматериалов, пинал ногой и возвращался в дом. — Чуть позже!

Елена Викторовна только удрученно вздыхала.

***

Когда они только поженились, Лена считала своего мужа очень неординарным: его комната напоминала пещеру Аладдина с несметными богатствами. Правда, интересные раритеты соседствовали с откровенным хламом, но первых было все же больше.

— Смотри, какой замечательный кофейник я нашел у бабки. Можно использовать… Да, как хочешь можно использовать. Например, вместо пепельницы! — хвастался Дмитрий.

Влюбленная Леночка кивала и считала, что ей достался самый удивительный мужчина в мире!

Правда, со временем Димино собирательство стало утомлять Лену. В комнате оставалось мало места для жизни. Зато повсюду лежали, стояли и собирались в кучи «очень нужные вещи».

— Это нельзя выбрасывать! — Ловил Дмитрий Алексеевич за руку жену, крадущуюся с мусорным пакетом к дверям. Из пакета предательски торчали «богатства» мужа.

— Дима, ну это же настоящее барахло! Зачем оно тебе? — взывала Елена Викторовна к здравому смыслу супруга.

— Как зачем?! — Дмитрий выхватывал из пакета какую-то железяку и тряс ей перед носом жены. — Ты знаешь, сколько это стоит новое?!

Елена Викторовна не знала. Она не умела на глазок определять стоимость ржавых железяк.

— Ну хорошо, даже если это сколько-то стоит, — примирительным тоном говорила она. — Дома-то это зачем?! Где оно может пригодиться?!

После этого вопроса Дмитрию Алексеевичу оставалось только удивляться глупости жены.

— Да где угодно может пригодиться! Вот понадобится мне такая штука, а ты ее выбросила! Мне придется куда-то бежать, покупать!

Елена Викторовна боялась спросить: «А если не понадобится?» Она знала, что после этого ее ждет лекция о том, что она ничего не понимает в жизни настоящих мастеров и творческих людей!

Так они прожили долгие годы. В отдельной трехкомнатной квартире, куда они со временем переехали, Елене Викторовне удалось отстоять только одну маленькую комнатку.

— Это моя территория! Никаких потенциально нужных вещей здесь не складируй! — решительно обозначила Елена Викторовна свое место под солнцем.

Дмитрий Алексеевич согласился: у него пока было достаточно простора…

Иногда Елене Викторовне казалось, что хлам мужа живой. Как только Дмитрий Алексеевич где-то появлялся, рядом с ним образовывалась кучка необходимых железок, деревяшек и веревочек. Хлам мужа уверенно захватывал все новые и новые территории.

***

Елена Викторовна боролась сколько могла, но с годами сил оставалось все меньше. Тогда Елена Викторовна решила купить себе дачу. Взяла кредит и вскоре стала обладательницей маленького домика на классических шести сотках.

Муж сначала ругался:

— Зачем ты купила это недоразумение! Можно было подождать, повыбирать, прицениться, поторговаться… И купить что-то получше!

— Дима, я купила то, что мне понравилось и на что у меня хватало денег… — устало объясняла Елена Викторовна.

А про себя думала: «Ничего, пусть бухтит, это не испортит мне настроения. Разобью цветник, посажу какой-нибудь укроп и буду наслаждаться жизнью». Но не тут-то было.

— Домик, конечно, слеплен тяп-ляп — перестроим! Здесь у меня будет баня, здесь — мастерская, а вон там — гараж! — Дмитрий Алексеевич деловито осматривал новые владения.

Елена Викторовна мысленно выругалась и встала на защиту будущего покоя.

— Давай пока оставим все как есть… Вот если разбогатеем, то наймем людей…

— То есть меня ты считаешь безруким?! Не буду ничего делать на участке! — обиделся Дмитрий Алексеевич и сложил руки на груди кренделем. — Только когда тебе твои наемные криворукие работники слепят форменную халтуру, то не прибегай ко мне! Переделывать не стану!

— Я не прибегу… — облегченно выдохнула Елена Викторовна, чем еще больше разозлила мужа.

— Ну и черт с тобой! — Дмитрий Алексеевич обиженно завалился в шезлонг, изображая полнейшее безразличие.

Правда, продержался он недолго. Ровно до тех пор, пока не устроился на новую работу прорабом…

— Смотри, какие замечательные доски я подобрал на работе! А вот еще кусок линолеума. Почти новый! Только чуть-чуть отмыть и распрямить! — Распираемый от восторга и собственной хозяйственности, Дмитрий Алексеевич выгружал добычу на свеже засеянную клумбу.

Елена Викторовна обреченно смотрела на загубленные цветы и растущую кучу «очень ценных вещей».

***

Следующим подвигом мужа была скважина. Где-то на просторах интернета Дмитрий Алексеевич вычитал, что совершенно необязательно тратить уйму денег и нанимать бурильщиков. Все можно сделать самому! Он долго искал место на участке, где скважина будет смотреться органичнее всего.

— Скоро у тебя на участке будет вода! — хвастался он Елене Викторовне.

Но потом внезапно наступила зима, и бурение отложилось на неопределенный срок…

Весной была куча других забот, летом тоже было как-то некогда, и только к следующей осени, устав от постоянной ругани жены, которой приходилось клянчить воду у соседей, Дмитрий Алексеевич вернулся к злосчастной скважине.

Много-много осенних дней он копошился где-то за домом, таскал красную глину в кухню на своих резиновых сапогах, ругался на ужасные условия и обещал:

— Еще совсем чуть-чуть, и у нас будет вода! Ну что ты на меня волком смотришь, Лена?! Я же работаю как проклятый!

— Я больше не могу жить в этой грязи… Уже давно можно было занять, взять кредит, ограбить банк, наконец! Заплатить мастерам и пробурить эту чертову скважину! — Елена Викторовна свирепо посмотрела на мужа.

Тот сник, снял грязные сапоги и обиженно ушел в комнату.

***

Когда к следующему лету Дмитрий Алексеевич все-таки пробурил свою скважину и оттуда даже пошла вода, он высказал жене все!

— Я же говорил, что все сделаю! А ты только и умеешь, что печень клевать! Нет в тебе бережливости ни на грош! Только бы тратить, да мужа ругать за то, что у него руки из нужного места растут! — Дмитрий Алексеевич победоносно взглянул на жену. Та предусмотрительно промолчала.

Победа над скважиной убедила Дмитрия Алексеевича в его исключительном мастерстве, и он взялся за накопительство с новой силой. Если где-то в садоводстве выбрасывали старую мебель, поломанный инвентарь и прочее «богатство», Дмитрий Алексеевич был тут как тут. Собирал, увозил и складировал у себя на участке, пресекая слабые протесты жены суровой отповедью:

— Ты не ценишь того, что я делаю! Я из кожи вон лезу, чтобы привести здесь все в порядок, а ты только пилишь!

Елена Викторовна с тоской смотрела в окно. Для цветов и укропа на участке больше не осталось места: тут и там возвышались пирамиды из досок, железяк и строительного хлама. Муж всерьез проникся обустройством участка. А она-то надеялась, что здесь будет ее место силы и покоя. Пора было с этим кончать!

— Дима, а с чего ты взял, что я хочу вот этого?! — Елена Викторовна указала на постапокалиптический пейзаж за окном. — Я покупала участок, чтобы мне было где отдохнуть от твоего бардака! И не ожидала, что твой хлам нагонит меня даже здесь! Я уже близка к тому, чтобы развестись с тобой! Так я устала от всего этого!

— Какая муха тебя укусила? — удивленно пробормотал Дмитрий Алексеевич.

Раньше жена не заговаривала о разводе. Впрочем, поразмыслив, он решил, что и сегодня она говорит несерьезно. Поэтому на следующий день, увидев, что сосед разобрал старый сарай, Дмитрий Алексеевич, наняв помощников, перебазировал руины на свой участок: там ведь могло быть столько ценного. Сосед только обрадовался: не надо самому вывозить мусор!

— Тащите сюда, ребята! Во-во, прямо здесь и бросайте! — Дмитрий Алексеевич возбужденно бегал около ворот.

Елена Викторовна, увидев это в окно, бросилась к мужу, теряя галоши.

— Не сметь тащить этот мусор на мой участок!

Дмитрий Алексеевич поймал жену за хлястик халата.

— Леночка, ну не пугай людей…

Елена Викторовна рвалась из рук мужа, как озверевший питбуль, но хлястик на халате был пришит на удивление крепко…

Когда мусор оказался на участке, она повернулась к мужу.

— Я развожусь с тобой! Иначе ты похоронишь меня в этом хламье раньше, чем я умру! — отчеканила Елена Викторовна, развернулась и пошагала к дому.

— Лена, ну чего ты взъелась? Я же для тебя стараюсь… — канючил Дмитрий Алексеевич, догнав жену у порога, но та хранила молчание.

На следующий день Дмитрий Алексеевич уехал: его ждала работа. Елена Викторовна, повздыхав, потихоньку начала перетаскивать хлам на соседний заброшенный участок. «Пусть сам разбирается, куда девать это барахло», — думала она, вытирая пот со лба.

Когда Дмитрий Алексеевич через несколько дней появился на даче, надеясь на примирение, он застал жену за работой. Елена Викторовна, кряхтя и ругаясь, тащила кусок «почти хорошего линолеума» куда-то за пределы своих владений. Дмитрий Алексеевич проследил взглядом и возликовал:

— Леночка, да ты просто гений!

Елена Викторовна остановилась и подозрительно посмотрела на мужа.

— Я уже давно подумывал поговорить с председателем и купить эту заброшку. Только все некогда было — я же наш участок в порядок приводил! А теперь обязательно поговорю, раз ты уже начала переезд!

Елена Викторовна в сердцах бросила ношу:

— Может, тогда поможешь? Предприимчивый ты наш!

Дмитрий Алексеевич, поняв, что он почти прощен, с энтузиазмом взялся помогать жене.

Елена Викторовна не очень-то поверила в обещания мужа. У Дмитрия Алексеевича между словом и делом часто проходили годы, которые иногда превращались в вечность…

Но этот раз был исключением. То ли испугавшись развода, то ли, наконец, поняв недовольство жены, Дмитрий Алексеевич действительно пошел к председателю.

— Вот хочу свое королевство расширить, как бы мне соседний участок выкупить? — заявил он, переступив порог правления.

— Это какой? — председатель воззрился на Дмитрия Алексеевича.

— Двадцать девятый меня интересует! — деловито сообщил тот.

Председатель долго щелкал клавишами и всматривался в старенький монитор. Потом долго копался в каких-то бумагах. Наконец, сказал:

— Ну и задачи вы ставите, уважаемый… Этот участок уже лет двадцать пустует. Хозяин его, так сказать, канул в Лету… И найти его будет непросто, если вообще возможно.

— Найдем! — пообещал Дмитрий Алексеевич, который уже видел себя хозяином двадцать девятого участка.

И на удивление, это ему действительно удалось! Благо у общительного Дмитрия Алексеевича оказалась масса полезных знакомых, в самых разных организациях, которые очень помогли в поисках. Счастливый хозяин заветного двадцать девятого с радостью избавился от ненужной земли. Елена Викторовна была счастлива: наконец-то кипучая энергия мужа устремилась в нужное русло.

Вскоре Дмитрий Алексеевич стал счастливым обладателем собственного, заросшего кустами, сорняками и деревьями кусочка планеты.

Он перетащил туда свои сокровища, а вскоре даже построил мастерскую. Впрочем, это было только начало. Чтобы окончательно помириться с Еленой Викторовной, он возвел для жены курятник, о котором та давно мечтала. Жена завела несушек, оттаяла и, конечно, простила мужа.

Разводиться супруги не стали: все-таки тридцать лет вместе… К тому же пусть и поздно, но компромисс между хламом и порядком был найден. С тех пор у каждого из супругов появилось свое место силы.

Автор: Алена С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.96MB | MySQL:64 | 0,295sec