Как Пашка невест проверял, а сам попался

 

Третья невеста за последние полгода от Пашки ушла. Эта кричала так, что все посетители кафе ещё долго на столик в глубине зала оборачивались. С её пухленьких губ слетали такие сквернословия, которые даже сам Павел стеснялся произносить в приличном обществе. А ведь при знакомстве такая милая девушка была.

 

 

Был у Пашки один пунктик. Существенно значимый для него.

Всех женщин, с которыми начинали складываться серьёзные отношения, он проверял. Своеобразно, всех одинаково, можно даже сказать, тривиально, считая что обязан знать есть ли расчёт в отношениях у будущей жены.

Когда Павлуша был ещё мальчишкой, летом жил у бабушки в деревне, и она учила его уму разуму. Всех женщин баба Нюра делила на хороших и тех, которые даром не нужны. Она усаживала внука за стол, не давала таскать пироги или блины с тарелки и бегать с ними по двору между основными приёмами пищи, подавала чай или молоко в большой белой кружке с красным горохом, садилась рядом и приговаривала:

— Вот вырастешь, Павлуша, ты жену себе хорошую ищи, проверяй, на каждую косу не заглядывайся. Она, может, на лицо и красавица, а с тобой из-за выгоды. Любовь мужа проверяется болезнью жены, а любовь жены — бедностью мужа.

Дальше баба Нюра обычно рассказывала, как соседка Ольга вильнула хвостом, когда её муж получил увечье при строительстве их же дома и долго не мог работать, да уехала искать богатенького в город. Но Павел не особо вникал в эти истории, он наслаждался угощением. Но наставления бабушки надолго засели в его голове и в нужный момент всплывали.

Со всеми предыдущими невестами происходила одна и та же истории — они за секунду менялись от миловидных, ухоженных женщин, готовых провести с ним любое время дня и ночи, в откровенных монстров, озлобленных и рычащих в прямом смысле этого слова. И виной всему были деньги. Павел как-то невзначай сообщал своим возлюбленным, что разорился, или взял кредиты, чтобы соответствовать женщине и вообще, любит, чтобы его муза обеспечивала, а денег у него нет. А затем, если сидели в кафе или ресторане, то просил оплатить счёт.

Все женщины реагировали одинаково: у них сразу к Павлу пропадал интерес, они закатывали истерики, что им попался обманщик и уходили, уезжали, бросали его сразу.

При этом ни одна из них не возвращала дорогие подарки, считая, что это компенсация за потраченное время. Одна даже умудрилась слетать по путёвке, которую Паша презентовал ей как подарок на помолвку, уже после расставания. Узнал об этом Павел только тогда, когда со счёта списалась кругленькая сумма. Выяснилось, что после отмены им тура, в агентство позвонила та самая Юля и сказала, что полетит одна, мужу некогда и произошла ошибка.

Друг смеялся над Пашкой и утверждал, что это он выбирает таких, и если делать это специально, то выходит не очень, нужно отпустить ситуацию. И Пашка отпустил.

На день рождения Павлу друзья подарили сплав по Катуни, — совершенно бесполезный подарок, как считал он, поскольку не увлекался такими видами отдыха, и долго откладывал поездку, пытался даже отдать сертификат на рафтинг кому-нибудь ещё, но случай так и не представился. Пришлось ехать самому, как только погода дала такую возможность.

Пятничный вечер обещал быть «весёлым». Из программы развлечений — небольшая огороженная территория у скромного одноэтажного домика, уголок для барбекю и две бутылки пива в маленьком холодильнике, как презент от базы отдыха.

Павел вышел на крыльцо и два раза вдохнул полной грудью воздух. Такой тяжёлый и свежий одновременно. Запустив руки в карманы, он поёжился от надвигающейся сумеречной прохлады и, развернувшись, собрался зайти обратно в помещение, как вдруг там, далеко у реки, он заметил женский силуэт. Она забавно махала руками в воздухе, стоя на одной ноге.

Павел задержался на минутку, всматриваясь вдаль. Сумерки облепляли тёмную фигурку, которая так и не двигалась с места. Павел вернулся в домик, взял куртку и вышел опять на крыльцо. Кругом никого не было, только у административного домика стояли две машины и разговаривали люди.

Павел пошёл к реке. Он боялся упустить из виду ту самую фигуру.

— Не подходите ближе, тут глина, засасывает, — вытянула руку вперёд молодая женщина.

Павел остановился и посмотрел себе под ноги.

— Вы выбраться не можете, так забавно машете руками? — спросил он.

— Не могу.

— Почему не кричите, не зовёте на помощь? Скоро стемнеет.

— Потому что не фиг было сюда лезть. Хотела фоточки сделать красивые, сделала. Кто же знал, что везде камни, а тут глина.

— Не двигайтесь, я попробую найти что-нибудь…

Павел стал осматриваться. Ничего подходящего найти не удалось, кроме небольших досок, которые были прибита к заборчику, спускающемуся к реке.

Выломав несколько досок, Павел уложил их ближе к женщине и, пройдя по ним, очутился совсем рядом.

— Давайте руки!

Он потянул её к себе с такой силой, что она вылетела из своих сапожек прямо на него словно пробка из бутылки шампанского.

— А вы, ничего, сильный такой.

Павел расправил плечи. В первый раз ему пригодились годы занятий в тренажёрном зале не для того, что красоваться, а прийти на помощь.

Павел аккуратно перенёс женщину на камни и вернулся за сапогами. Выдернув их из вязкой жижи, сполоснул в реке и принёс ей.

— Прошу.

— Спасибо вам большое. Я Аня.

Павел, протянул руку он, а она её пожала.

Паша рассмеялся и поднял Анну с камней, потянув на себя. Она рассмеялась в ответ, поняв всю комичность ситуации.

Возвращаясь к домикам разговорились, распрощались, но через двадцать минут оба решили, что будет интереснее провести вечер вместе, чем сидеть в холодных домиках в одиночестве.

Оказалось, что у них много общего. Да и на рафтинг оба приехали не по собственной инициативе, а использовать подаренные сертификаты.

Выходные пролетели так быстро, что и Павлу и Анне стало грустно. Нужно было возвращаться домой.

— Ладно, мне пора собираться на автобус, потом в аэропорт, — с сожалением сказала Аня.

— Как в аэропорт? Ты же сказала, что отсюда, это твои родные края?

— Да, но живу я теперь в Москве.

Павел чуть не подпрыгнул.

— Так и я из Москвы.

— Правда?

Было видно, что Анна искренне этому рада, расставаться совсем не хотелось. Хотелось продолжения знакомства.

И встречи их продолжились. Они вместе улетели в столицу, и закрутили роман. Павел был счастлив. Впервые в жизни он чувствовал себя с этой женщиной опорой, мужчиной и нужным. Анна отвечала взаимностью и, кажется, тоже была влюблена.

Павел заваливал её подарками, цветами, водил по ресторанам, выставкам и театрам. Он показывал ей всем своим существованием, что она для него центр Вселенной. Через три месяца не выдержал и сделал предложение, уговаривая переехать к нему. Анна мило улыбнулась и сказала, что предложение очень заманчивое, но… Она даст на него ответ только месяца через три.

Анна считала, что для принятия такого важного решения в жизни, с мужчиной нужно встречаться хотя бы полгода. Через шесть месяцев пелена влюблённости точно спадает и молодой человек начинает показывать себя таким какой он есть. Никто не способен так долго скрывать свои настоящие намерения и чувства.

В воскресенье Павел пригласил Аню на премьеру спектакля, а после предложил продолжить приятный вечер в ресторане.

— Тут такое дело, — Павел вдруг неожиданно завёл свою старую пластинку — ту саму, что ставила точки во всех предыдущих его отношениях. Слова вертелись на языке, разум твердил, что нет необходимости поднимать эту тему в такой романтический вечер, но…

— Жена у меня есть и дети, — выпалил Павел. — Но мы сейчас разводимся, — добавил он и мысленно стукнул себя по лбу. «Ну кто за язык тянул, почему не сказал просто, как всегда, что денег нет. Какая ещё жена… она же паспорт видела».

Но Анна никак не отреагировала на это. Она продолжила есть свой салат, с особым удовольствием отправляя в рот листья на вилке. Несколько секунд она пережёвывала их, смотря на Павла. Столько не продержалась ни одна предыдущая его девушка.

Этого Павлу показалось мало и он решил добавить «жару»:

— Денег после выплаты алиментов у меня совсем мало будет от зарплаты оставаться, да и так помогать придётся, у нас ипотека была, — Павел не заметил, как его понесло, «сочинять эту поэму». Где это видано, чтобы женщина молчала после такого количества всяких «но».

Но Анна была увлечена салатом и просто слушала. Она, вообще, была прекрасной собеседницей и великолепным слушателем. Павел тонул в собственной лжи, забывая, что только что сказал, теперь уже нёс совершенно невероятные вещи.

Наконец, Анне не выдержала и положила вилку на тарелку.

Павел тут же замолчал, ожидая концерта.

Но девушка напротив лишь сделала глоток воды и, поставив стакан на стол, с совершенно спокойным видом, сказала:

— Я получала предложение от свободного мужчины без багажа и обязанностей. Но бывшая жена и дети меня не пугают. Я тоже тебе признаюсь, Паша. Нет, ты не бойся, детей у меня нет, но есть больная мать и почти вся заплата уходит на подгузники и лекарства, ещё массажист приходит, чтобы пролежней не было. Я целыми ночами у неё, времени свободного у меня нет, в те дни, когда я с тобой, прошу тётю посидеть или нанимаю сиделку. Этот тур, где мы с тобой познакомились, мне тётя и подарила, чтобы я хоть немного выдохнула.

Пашка сам не заметил, как его уши покраснели.

— Ты чего? — спросила Анна, когда увидела, как он залпом выпил целый стакан воды.

— Я же был у тебя дома, там кроме тебя никого нет! — с нескрываемым удивлением сказал Паша.

— Не понравилось, когда врут? Вот. Или ты решил меня проверит? Я ведь тоже была у тебя дома. Фотографий с женой и детьми у тебя нет. В паспорте у тебя эти графы тоже пустые. А если то, что ты сейчас сказал, правда, то я не намерена больше иметь никакое дело с лгуном. Бедность меня не пугает, пугает ложь.

Павел вновь почувствовал себя не в своей тарелке. В первый раз в жизни проверял не он. А его. И женщина оказалась умнее.

— Прости. Всё это глупо, слышишь. Аня? Я не знаю, что на меня нашло.

— Мерзкий, — Аня даже высунула язык и поморщилась. — Да не ты, салат, — рассмеялась она, заставив мужчину напротив заметно понервничать.

Павел взял её за руку.

— Я сделаю всё, что ты хочешь, только не уходи.

— Всё? — хитро улыбаясь спросила она.

— Всё.

— Тогда представь, что у тебя, действительно, нет денег. Теперь можешь ухаживать за мной без всех этих огромных букетов цветов и ресторанов. Деньги часто заменяют нас, украшая, без них мы такие, какие есть.

***

Через два года на торжественной церемонии бракосочетания Павел был очень рад и счастлив. Анна стояла перед ним в белом платье, воздушная, красивая и улыбалась. Улыбалась так нежно и трогательно, что Павел еле сдерживал слёзы.

— Долго же ты меня проверяла, но я очень рад, что ты стала моей женой. Люблю тебя! — сказал он, надевая ей обручальное кольцо на палец.

— А как иначе? Мне с тобой всю жизнь идти бок о бок, любить тебя таким, какой ты есть.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.95MB | MySQL:64 | 0,315sec