Маленькая Вера

Марина с наслаждением потянулась в постели, и чуть слышно промолвила:

— Как хорошо, что я снова дома! Дом…как много в этом слове!

Хотя уставшее тело было не прочь еще немного понежиться, молодая женщина решительно откинула одеяло. Она шутливо приказала себе:

— Марина Александровна, хорош дрыхнуть! Пора вспомнить о своих планах!

 

 

Особенных планов у нее на отпуск не было. Да, и сама поездка в город детства получилась спонтанной. Раньше они с мужем еще задолго до отпускной поры выбирали место для предстоящего семейного отдыха. Но в этом году у Андрея не получилось выбить отпуск летом, и он посоветовал:

— Маринка, на меня не рассчитывай! Возьми путевку в какое-нибудь интересное местечко…, или отправляйся к маме!

По изумленному выражению на лице мужа Марина поняла, что эта идея родилась в его гениальной голове неожиданно. Для убедительности муж с тем же вдохновенным восторгом произнес:

— Представляю, как образуется моя любимая теща!

Андрей еще во время первой встречи поразил маму Марины своими галантными манерами. Сначала он преподнес будущей теще букетик ее любимых орхидей, сопровождая вручение презента целым каскадом комплементов. На втором этапе знакомства будущий зять отличился тем, что раскрыл секрет уникального по своей простоте рецепта приготовления блинчиков. Немного поздней Андрей признался, что придумал кулинарное чудо сам еще в студенческие годы, но Раиса Ивановна долго находилась под впечатлением. Уже на следующее утро она приготовила блинчики по рецепту зятя, и предложила соседке оценить блюдо. Тетя Фрося пришла в полный восторг:

— Раечка, никогда не пробовала такой вкуснятины! Они же просто тают во рту!

Раиса Ивановна раскрыла соседке секрет рецептуры, а тетя Фрося поделилась им со своей подругой, проживающей в соседнем подъезде. Очень скоро рецепт «Раиного зятя» получил признание среди хозяек всего двора. Самое удивительное во всей этой истории заключалось в том, что во время редких приездов Андрея его называли не «Маринкиным мужем», а «Раиным зятем». Марину немного задевало это, и когда они ссорились по пустякам, она обязательно поддевала мужа:

— Ну, конечно, ты лучше меня знаешь, потому что ты «Раин зять»!

Прозвище отца было известно и четырнадцатилетнему сыну. Но Максим не осмеливался открыто так называть родителя, поскольку подобня вольность грозила ему неприятными последствиями. Лишь изредка, когда Андрей Артемович отчитывал отпрыска за что-то, парень после воспитательной процедуры тихо шептал:

— Точно, «Раин зять»! Можно подумать, сам в моем возрасте был пай- мальчиком!

Однажды Марина стала невольной свидетельницей такого короткого монолога. Ее разобрал дикий смех, и Максим даже обиделся на мать:

— Мам, ты же говорила, что нехорошо подслушивать, а сама нарушаешь свои же правила!

Родительница попыталась оправдаться:

— Извини, сынок, но ты говорил так громко, что я услышала!…Это так смешно!

Подросток обиженно сказал:

— Смейся, смейся, мама! Отец меня отчитывает, словно, я последняя бестолочь. И ты смеешься надо мной!…Только бабушка меня понимает! Уеду я к ней после школы.

Марина рассмеялась еще больше:

— Поезжай, мы с папой не против! Но помни, что в таком случае тебя будут называть «Раиным внуком».

Максим в непонимании вытаращил глаза:

— За что? То есть, почему меня так будут называть?

— Да, просто так! У нас так принято: всем давать прозвища. Кстати, я не знаю случаев, чтобы кто-то обижался на это.

По вспыхнувшим огонькам в глазах сына Марина поняла, что ее откровение вызвало у Макса жгучий интерес. Парень немного помялся, но решился спросить:

— Мама, а у тебя какая в детстве была кликуха?

Марина горделиво приподняла подбородок:

— Баскетболистка! Во дворе и в школе меня все называли Маней- баскетболисткой!…Я же тебе рассказывала о своих спортивных достижениях.

Максим подтвердил этот факт уверенным кивком головы. Немного подумав, он тихо сказал:

— Представляю, как весело жилось тебе в вашем милом городке!…Мам, а, если у человека какой-то недостаток, к нему тоже приклеивалось прозвище?

— Нет, сынок! В Заславске живут очень добрые, отзывчивые люди. Там каждый готов тебе помочь, если вдруг случится беда.

Совершенно случайно Марина вспомнила в это сентябрьское утро про недавний разговор с сыном. Макс тоже рвался в гости к бабушке, но ему пришлось остаться. Андрей сказал, как обрезал:

— Ты уже за лето нагулялся! Поэтому я не вижу серьезного повода, чтобы ты отлынивал от учебы….И вообще, пусть наша мама немного отдохнет от нас!

Конечно, Марина немного переживала за своих мужчин, но она была уверена, что Андрей справится с временными трудностями. За пятнадцать лет их совместной жизни он не раз доказывал, что на него можно положиться.

В комнату стали проникать потрясающие ароматы, что заставило Марину переключить свои мысли на текущую повестку. Открыв дверь, она весело спросила:

— Мамуля, над чем ты там колдуешь?

Раиса Ивановна встретила дочь радостной улыбкой:

— Мариночка, что ты так рано подскочила? Поспала бы еще немного!

— Мама, разве может нормальный человек спокойно спать, когда такие ароматы распространяются по всей квартире?! Хоть я никогда не страдала обжорством, сейчас мой аппетит так разбушевался, что его уже не обуздать!

Раиса Ивановна засуетилась возле гостьи.

— Потерпи минуточку, мы найдем управу на твой разыгравшийся аппетит!

Хозяйка успевала помешивать что-то на сковороде, и одновременно накрывала на стол. Между эти двумя процессами она успевала еще говорить:

— Мариночка, я так рада твоему приезду! В последнее время я что-то тосковать стала. Раньше не чувствовала так сильно одиночества, а теперь чувствую….Иной раз такая горечь накатывает, что кричать хочется….Наверное, это старость подкатывает.

Впервые мать жаловалась на одиночество, и дочь ощутила болезненный укол в области сердца. Неоднократно они с мужем предлагали Раисе Ивановне перебраться к ним, но пожилая женщина категорически отказывалась:

— Буду свой век доживать в родном городе. Здесь и могилки родителей, и твой, Мариночка, отец похоронен. Нельзя мне отсюда уезжать.

Понимая, что ей не переубедить мать, Марина отступилась. Но сейчас она не могла промолчать, и очень аккуратно напомнила родительнице:

— Мамочка, я понимаю, что ты очень привязана к родным местам. Меня тоже постоянно сюда тянет, а во сне часто снятся знакомые места. Совсем, как в той песне, не хочет меня отпускать родина моя!

На секунду лицо Раисы Ивановны озарила блаженная улыбка:

— Я тоже люблю эту песню, и певец хороший ее исполняет. Только там про деревню поется, а у нас все-таки, какой ни какой, а город….

На сковороде что-то зашипело, и хозяйка всплеснула руками:

— Заболталась я с тобой, чуть завтрак не угробила!

Женщина разложила по тарелкам ароматную массу:

— Угощайся, дочка. Это овощное рагу с мясом, Фрося мне рецепт подкинула на днях. Она такую штуковину в банки закрывает, на зиму запас делает….Я тоже хотела закрыть несколько баночек, но подумала: зачем мне одной?

В голосе Раисы Ивановны опять проскользнули грустные нотки, а Марина ощутила второй болезненный укол в самое уязвимое место. Хотя она не привыкла употреблять по утрам столь калорийную пищу, пришлось съесть всю внушительную порцию рагу. Не хотелось обижать мать! Но еда через силу вызвала тяжесть в животе и легкую тошноту. Марина с трудом выползла из-за стола:

— Мам, спасибо, все было вкусно! Пойду, немного освежусь!

Молодая женщина показала на окно:

— Вон, там малышка на качелях, пойду с ней познакомлюсь.

Раиса Ивановна через плечо дочки посмотрела в окно.

— А-а! Это же Верочка! Она всегда с раннего утра выходит….

Женщина хотела еще что-то сказать, но Марина уже хлопнула дверью. После плотного завтрака она чувствовала себя не очень комфортно. Она хорошо изучила свой организм, и знала, что лишние калории поможет «сжечь» легкая разминка или непродолжительная прогулка. А девочка на качелях вполне подходила на роль компаньонки.

Марина Александровна подошла к малышке, и как давней знакомой сказала:

-Привет, Вера!

Девочка с подозрением посмотрела на незнакомую тетю, и с вызовом спросила:

— Откуда ты знаешь, что я Вера?

Марина рассмеялась, показав на пролетающую мимо птаху:

— Мне эта птичка рассказала!

Девочка дернула худым плечиком.

— Птицы не умеют разговаривать!…То есть они умеют, но говорят на своем языке. Поэтому люди их не понимают.

— Я понимаю птичий язык. Эта птичка прилетела сегодня утром, и постучала в наше окошко. Я вот в этом доме напротив живу.

Марина посмотрела на окно своей квартиры, а девочка проследила за ее взглядом, но ничего не сказала. Тем же тоном сказочника женщина продолжила:

— Ну, вот, птичка прилетела и постучалась клювом в окошко. Я выглянула, а она мне сказала, что девочке Вере очень скучно одной гулять во дворе….

Малышка спрыгнула на землю:

— Врешь ты все!

Качели продолжали двигаться по инерции, издавая неприятный металлический скрип. Марина на газ определила амплитуду их движения, и резко подхватила девочку. Та не сразу поняла, что незнакомая тетка фактически спасла ее от неприятности. Только когда качели пролетели мимо того места, где еще секунду назад стояла Верочка, девочка тихо промолвила:

— Спасибо. Вы меня спасли.

Она посмотрела в глаза Марине, и женщина поймала себя на мысли, что уже где-то видела эти бездонные глаза. Но сколько она ни пыталась вспомнить, память отказывалась отвечать на ее запрос. Вера, сославшись на занятость, так же вежливо распрощалась, и убежала. Марина даже не заметила, в подъезде какого дома скрылась девчушка. Она еще немного прошлась по двору, в котором мало что изменилось с тех пор, когда она сама ходила туда кататься на качелях.

Она в замешательстве побрела к своему подъезду. Но не успела Марина дотронуться до звонка, как из квартиры послышался голос матери:

— Открыто! Не надо звонить!

Молодая женщина вошла в прихожую:

— Мама, что-то на тебя не похоже! Раньше ты всегда закрывалась на все затворы.

Раиса Ивановна выглянула из большой комнаты.

— Да, я и сейчас закрываюсь, …когда одна. Но ты приехала, и мне даже спокойней стало.

Пожилая женщина рассмеялась:

— А тут еще звонок стал током биться. Я пыталась его сама привести в чувство, но из меня плохой мастер.

Признание матери вызвало у дочери шок:

— Мам, тебя же могло убить током!

Раиса Ивановна небрежно махнула рукой:

-Ай! Там маленькое напряжение.

— Но все равно надо что-то делать! Вдруг к тебе в гости люди придут, и их шарахнет….

— Мариночка, все кому положено, знают про мой звонок. А те, кому не положено, пусть не проходят мимо….

Это было что-то новенькое, и Марина удивилась бессердечию матери.

— Мам, разве так можно? Ты же всегда была такая добрая ко всем! Была готова отдать последнее!

Раисе Ивановне явно не понравился неожиданный перевод стрелок на ее персону. Она уклончиво ответила:

— Было время. Но по вине некоторых личностей я изменилась….И давай, дочка, больше не будем об этом.

Хозяйка принялась с удвоенным энтузиазмом вытирать пыль, а дочь не стала ее больше расспрашивать о том, кто же ей так здорово насолил.

Ближе к вечеру к ним в гости пожаловала соседка. Видимо, тетя Фрося знала об особенностях звонка, потому что сильно постучала дверь, и дополнительно прокричала:

— Раиса, это я, открывай!

Марина поспешила встретить гостью. После дежурных приветственных слов тетя Фрося без приглашения прошла на кухню, и устало опустилась на стул:

— Ой, Рая! Какую нехорошую новость хочу тебе сказать!

Раиса Ивановна недоверчиво покосилась на соседку:

— Фрося, что ты можешь знать такого, чего не знаю я?

Соседка выставила вперед правую ногу, и стала отбивать ею быстрый ритм. Хозяйка сделала замечание:

— Фрося, не бей копытом! Говори, какую новость принесла на хвосте!

Желая подчеркнуть важность момента, соседка закатила глаза, и глубоко вздохнула.

— Тоньку скорая забрала. Совсем ей плохо стало….Что теперь с Верочкой будет?

Марина сразу поняла, что речь идет о ее маленькой знакомой. Она с волнением спросила:

— Тонька — это мама девочки? А чем она болеет?

Тетя Фрося опять тяжело вздохнула:

— Врать не буду, но что-то серьезное. Ее соседка говорила, что с печенью что-то, потому что Тонька в последнее время вся желтая ходит….А все пьянка! Ведь раньше была девка, как девка!

Раиса Ивановна неожиданно всхлипнула:

— Тонька своими гульбищами родную мать раньше времени в могилу загнала!…А меня она какими словами обзывала. Это же она мне звонок сломала, когда ей приспичило среди ночи выпить! Занять денег хотела у меня, так ломилась в дверь, что пришлось в полицию обращаться….Теперь-то у нее точно заберут девчонку! Ведь сколько соседи не сигнализировали, органам опеки словно дела нет. Говорят, не можем мы так просто изъять ребенка! Нет оснований! Мать работает, и в квартире порядок. А какой там порядок? Это Тоньку кто-то предупредил, она и навела шмон перед приходом комиссии!

От возмущения лицо и шея пожилой женщины покрылись красными пятнами. Марина стала упрашивать мать:

— Мам, успокойся! Нельзя все приниматьтак близко к сердцу!

Тетя Фрося поддакнула:

— И правда, Рая, остынь! Меня тоже Антонина не раз обзывала старой хрычевкой, и еще говорила такие слова, что не хочу повторять их при Мариночке….

Неожиданно в мозгу молодой женщины что-то «выстрелило».

— Постойте! О какой Тоньке вы говорите?

Тетя Фрося опередила подругу:

— Как о какой? О Старостиной? Ты должна ее помнить, она, кажется на год моложе тебя….

Молодая женщина вспомнила взгляд маленькой Веры, который ей показалось очень знакомым. Она тихо пробормотала:

— Неужели Тоня так сильно опустилась?…Она же была лучшей ученицей в классе, и мы с ней играли в одной команде. Тонька хоть и маленькая ростом была, но ее меткости все завидовали. Она считалась лучшим бомбардиром!

Перед глазами возник образ девушки с двумя косичками и светлой улыбкой. Марине не хотелось верить, что тетя Фрося говорит о той самой Антонине, с которой они столько раз после значимых состязаний праздновали Викторию в маленьком кафе, где продавалось бесподобное мороженое. Словно, прочитав ее мысли, соседка изрекла:

— Эх-хе-хе! Что было, то давно мохом и травой поросло! Не задалась у Тоньки спортивная карьера. Что-то не так пошло, а, может, она разругалась с кем, но выперли ее с треском из команды….Она в городе устроилась в школу учителем физкультуры, замуж вышла, или без росписи жила с одним хлыщом, дочку ему родила. Но разве мужикам можно верить?… Мой вон, уже под семьдесят, а он все на молодух посматривает!

Раиса Ивановна недобро зыркнула на подругу:

— Кому твой сморщенный огурец нужен? И что у тебя, Ефросинья Дмитриевна, за мода такая: начинаешь говорить про одно, а потом перескакиваешь на другое?

Соседка, ничуть не смущаясь, ответила на претензию:

— А я уже сказала все, что имеет отношение к делу! Бросил Антонину муж, а она от отчаяния и ударилась в пьянку. Пока мать жива была, еще как-то держалась, а как не стало Галины Денисовны, так совсем ополоумела девка.

Марина невзначай бросила взгляд за окно, и увидела раскачивающуюся на качелях девочку. Сердце женщины сжалось от боли. Не сказав ни слова, она выскочила из квартиры.

Вера встретила ее радостным возгласом.

— Ты где была? Я тебя утром ждала! Мою мамку увезли в больницу, а меня скоро отправят в детский дом.

Содержание сообщения не соответствовало выражению лица девочки, и Марина внутренне содрогнулась. Она присела на корточки рядом с малышкой:

— Вера, ты переживаешь за маму? Тебе ведь плохо без нее?

Девочка повела острым плечиком, и неуверенно сказала:

— Не знаю….

Марина спросила:

— А где ты сейчас живешь?

Малышка тут же ответила:

— У тети Любы. Но она сказала, что как только маму выпишут, я пойду восвояси….А что это такое восвояси?

Марина объяснила значение этого слова, а потом предложила:

— Если хочешь, пойдем ко мне в гости? Я тебя познакомлю со своей мамой. Она очень добрая, и печет вкусные блины.

Девочка спрыгнула с качелей, и протянула ей руку:

— Пойдем….А тебя как зовут?

Марина представилась, и повела маленькую подружку к себе домой.

Раиса Ивановна встретила дочь недовольным ворчанием.

— Я так и знала, что ты ее приведешь! Наверное, тебе больше всех надо!

Марина прикрикнула на мать:

— Мам, не ворчи, пожалуйста! Лучше скажи, чем нам угостить нашу маленькую гостью!

Пожилая женщина продолжила в том же духе.

— Я разносолов не готовила! Что есть, тем и угощайтесь!

Марина провела малышку в ванну, потом усадила за стол. Она наполнила тарелку супом, и ласково сказала:

— Ешь, Верочка! Ты такая худенькая, и прозрачная, как сосулька!

Девочка звонка рассмеялась, а ее бледное личико порозовело. Она съела весь суп, и вежливо поблагодарила Раису Ивановну. Та не ожидала этого от малышки, и была тронута до слез.

— Марина, там еще сосиски с картофельным пюре, и компот в холодильнике.

Вера справилась со вторым блюдом, а сытный обед запила стаканом вишневого компота. После еды девочку разморило, и она стала клевать носом. Раиса Ивановна решила взять инициативу на себя:

— Марина, ты сбегай к Любке, скажи, что Вера у нас. Пусть не волнуется. А я уложу малышку на диван, там ей удобней будет.

Соседка Старостиных обрадовалась, когда узнала, что Марина с матерью взяли на время девочку к себе. К вечеру Вера освоилась на новом месте. Пока малышка спала, Марина сбегала в универмаг и купила комплект детского белья и платье на «девочку лет семи». Продавец очень удивилась:

— А размер трудно назвать? Девочки семи лет разными бывают!

Марина пыталась объяснить, что это дочь подруги, и она вообще не имеет представления о выборе одежды для девочек. Совместными усилиями удалось выбрать подходящую одежду для Веры. На обновки Марина потратила сущие копейки, но глаза малышки горели такой радостью при виде новых вещей, что Марина сразу поняла, что мать редко баловала малышку такими подарками.

На следующий день Марина вместе с Верочкой направились в больницу. Перед этим ответственным мероприятием молодая женщина выкупала малышку, и красиво ее причесала. Образ довершило новое платье.

Когда они появились в отделении, медсестра с интересом посмотрела на Марину:

— Вы родственница?

Во взгляде было что-то такое, отчего слова застряли в горле у женщины. Марина Александровна откашлялась, и с трудом промолвила:

— Я школьная подруга Старостиной….

Медсестра издала многозначительное:

-А-а-а! Только вы вряд ли сможете поговорить с ней, она…, одним словом ей осталось несколько часов, не больше. Конечно, не стоило бы пугать ребенка, но пусть простится с мамой.

Марина с Верочкой прошли в палату, где кроме умирающей мамы девочки больше никого не было. Несколько минут они в молчании просидели у кровати больной, и уже хотели уходить, как вдруг Антонина открыла глаза. Увидев дочь, несчастная протянула к ней руку:

— Верочка, солнышко мое, прости свою мамку!

Женщина перевела взгляд на Марину:

— Вы кто? Из опеки?

Марина чувствовала, как по ее щекам бегут два горячих ручейка:

-Нет, я не из опеки! Я «Маня Баскетболистка»! Ты же помнишь, как мы с тобой пропадали в кафе-мороженом?

Болезненная улыбка появилась на изможденном лице. Женщина прошептала:

— Маришка, как хорошо, что я увидела именно тебя….

Силы несчастной иссякли, и она прикрыла глаза. Марина решила еще немного подождать в надежде, что бывшая подруга по команде еще что-то скажет, но дверь в палату приоткрылась, и медсестра подала знак, что им пора на выход.

В коридоре Верочка неожиданно расплакалась.

— Я все знаю! Мама умрет, а ты уедешь, и я останусь одна.

Марина прижимала к себе ребенка, пытаясь успокоить:

— Верочка, ты не останешься одна.

Мать Веры умерла рано утром. После скромной панихиды Марина вернулась домой, и сказала матери:

— Не могу я так, мам! У нее такие глаза!

Раиса Ивановна покачала головой:

— Марина, у всех осиротевших деток такие глаза! Но ты же не сможешь всех обогреть!

— Мама, если я даже одну маленькую душу отогрею, будет очень хорошо.

Пожилая женщина сдалась:

— Делай, как знаешь! Только хоть мужа предупреди, чтобы он в обморок не грохнулся.

Марина набрала знакомый номер, сразу выпалила:

— Андрюша, как ты относишься к маленьким девочкам?…Ну, я в смысле того, что у нас еще появится дочка?

Мужчина ответил:

— В общем, я неплохо отношусь ко всем детям….Марина, скажи сразу, что ты задумала?

— Андрюша, умерла моя подруга детства, а у нее осталась дочка, ее Верочкой зовут….

Муж перебил ее:

— Я все понял. Жду тебя и маленькую Веру.

Автор: Ковалева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:64 | 0,342sec