Вернулась домой неожиданно

Эля открыла ключом дверь и вошла в квартиру. Первое впечатление было – ошиблась адресом. Но ключ-то подошел…
В прихожей на полу не лежала, а валялась куча обуви, включая, зимнюю: а на дворе был разгар лета.
На вешалке громоздились пальто.

 

Элеонора совершенно не оправдывала своего имени: все звали ее Элькой. А «элькой» в народе называют определенный размер одежды, который обозначается английским L и переводится, как большой.

Элька же была стройной, хрупкой девушкой с почти прозрачной фарфоровой кожей, копной рыжих от природы волос и зелеными, колдовскими глазами.

В ее повадках было что-то кошачье: именно так осторожно и грациозно ходят кошки, мягко ступая лапами и обходя все препятствия.

У нее были изящные, узкие ступни, тонкие щиколотки и запястья. А настоящие ценители женской красоты знают, что именно это считается признаками утонченной аристократической внешности, а не то, на что думает большинство.

А толстые пятки и плоскостопые ноги – удел простолюдинок, любящих ходить босиком.

Борька Воронцов, или Боб, как его звали друзья, обратил внимание на девушку на последнем курсе. И пропал, как принято сейчас говорить.

Девушка тоже заинтересовалась пареньком, в котором чувствовалась мужская харизма. А разбирающиеся в кавалерах дамы прекрасно знают, что харизма – основное. К тому же, Боря выглядел очень надежным, а это в наше непростое время, главное.

Невысокий и крепкий, он, действительно был похож на представителя бобовых: попробуйте разгрызть сухую фасолину! То-то же!

Юноша напоминал большого плюшевого медведя: чуть косолапые ноги твердо стояли на земле. Руки с накачанными мускулами всегда были готовы защитить. Глаза смотрели умно и проницательно. И — полное отсутствие пристрастий и вредных привычек.

Они стали встречаться, и Элька почувствовала, что ей хочется быть с ним всегда. И чтобы вечером, она, прислонившись к теплому, надежному боку, вместе с ним молча смотрела телевизор: вот оно – настоящее счастье!

Борька не возражал: ему очень нравилась Эля – он в нее уже был влюблен. И они решили жить вместе: для этого имелись все предпосылки.

Во-первых, конечно же, любовь-морковь. Во-вторых, жилье: у девушки была неплохая однушка — она считалась богатой невестой. А еще родители с обеих сторон баловали своих чад, выделяя им ежемесячно неплохую сумму на пропитание. Все – пазл сложился.

И совместная жизнь не разочаровала, а наоборот: все оказалось очень приятным. И, заметьте, совершенно без ссор.

Элька неплохо готовила, что для современных девушек – большая редкость. Быт у нее был отлажен до мелочей. Ведь, как гласил давнишний социалистический лозунг, чисто не там, где убирают, а где не сорят.

Она была экономной и аккуратной, и Борька уже подумывал, что именно такая жена должна быть у представителя фамилии Воронцовы. Хотя к тем Воронцовым не имел никакого отношения.

Эле тоже понравилась совместная жизнь. Юноша оказался аккуратным и был, как говорится, приучен к лотку: не разбрасывал носки и стирал сам свои мелкие вещи – негоже, чтобы такая красота возила своими белыми ручками в тазу. К тому же, он мог пропылесосить без напоминания и выносил мусор в любое время.

Поэтому, и Эле стала приходить мысль связать с Борькой дальнейшую жизнь. Но таких идеальных мужчин сегодня не бывает! Да, действительно: у кавалера был один незначительный минус.

В третьем рейхе это, кажется, называлось слабостью. Поэтому, в досье у представителя этого самого рейха, какого-нибудь группенфюрера, так и было записано: слабости – любит мать.

Да, Борька Воронцов очень любил свою мамашу – он называл ее только так. И она тоже любила своего Борюсика.

Честно говоря, Эльку немного мутило от этих сюси-пуси, но куда деваться: мать это – святое.

К тому же, любовь к родным это — не такая уж и плохая черта. Значит, человек добрый. То, что человек, действительно, добрый, подтверждала любовь молодого человека к сладостям, причем, любым: пироженкам, мороженкам или печенькам – все эти уменьшительно-ласкательные слова присутствовали в лексиконе кавалера.

А бабушка Эли говорила, что, если мужчина любит сладкое, значит он добрый. И не верить в это утверждение у внучки не было оснований: баба Люся была очень мудрой.

Время шло, и у ребят все было хорошо. Они вместе ходили на учебу, и в институте их все воспринимали, как сложившуюся пару. Вместе защитили диплом – каждый свой, и вышли на работу.

И тут провидение распорядилось, чтобы госпожа Удача повернулась к ним лицом, а не тем, чем обычно поворачивается избушка на курьих ножках к лесу: ум.ерла баба Люся и оставила Эльке свою трехкомнатную сталинку. Это был просто роскошный подарок любимой внучке.

После соблюдения приличий и окончания траура, ребята навели относительный порядок – позже, после свадьбы, решили сделать капитальный ремонт.

И заехали, а позже отпраздновали новоселье, пригласив родню с обеих сторон: пусть привыкают потихоньку.

И тут оказалось, что работа Эльки связана с командировками. С одной стороны, эта была разлука с любимым. Но, как известно, для настоящей любви это не помеха: а у них, конечно же, была настоящая любовь.

К тому же, тут предоставлялась неплохая возможность бесплатно посмотреть мир: а «овес нынче дорог», как писали наши дорогие классики.

И поэтому девушка убыла в двухмесячную командировку, наказав любимому вести себя хорошо.

Они все время были на связи: регулярно общались по скайпу, писали друг другу милые СМС, обменивались интересными фотками и, вообще, держали руку на пульсе. Иначе и быть не могло: предполагалось, что после возвращения Эли они поженятся – уже было подано заявление.

Эля была не только красавицей, но и умницей, что тоже является сегодня большой редкостью. Поэтому, всю работу сделала за пять недель. Но жениху решила ничего не говорить: сюрприз будет. Она вернулась домой в воскресенье. И сюрприз был.

Уже стоя у квартиры, девушка обратила внимание на жутко затоптанный коврик. Создавалось впечатление, что ежедневно, на водопой и обратно, по нему двигалось небольшое стадо слонов, оставляя следы из грязи.

Появилось нехорошее предчувствие: неужели водил кого-нибудь? Но женщины сегодня были аккуратными и так натоптать просто не могли. Тогда, кто?

Эля открыла ключом дверь и вошла в квартиру. Первое впечатление было – ошиблась адресом. Но ключ-то подошел…

В прихожей на полу не лежала, а валялась куча обуви, включая, зимнюю: а на дворе был разгар лета.

На вешалке громоздились пальто. У дверей стояли два детских ведерочка с совочками: в одном, почему-то, была вода, а вокруг был рассыпан песок. В квартире были люди: слышался их разговор.

К Эльки захолонуло сердце: пришли злые б.ом.жи, убили жениха и «отжали» жилплощадь. А теперь и ее прихлопнут. Альтернативных вариантов происходящему не было.

Сдерживая внутреннюю дрожь, она пошла на голоса: они доносились из кухни. Увиденное ошеломило: за столом сидели чужие люди — мужик в одних трусах, старушка, беременная тетка и два мальчика-погодки – у них был прием пищи. Короче, бон аппетит!

А у окна, как ни в чем не бывало, стоял живой и здоровый Боря и потягивал баночное пи.вко, которое, по его словам, он не любил.

— Объясни! – без предисловий произнесла Элька, в упор глядя на любимого: хрупкая девушка умела быть жесткой, когда дело касалось ее безопасности и свободы.

— Милая! – дернулся Борька, бросив банку в мусорное ведро. — А я тебя не ждал!

— Вижу. Так кто эти люди?

— Да не волнуйся ты так! – жених попытался обнять девушку, но она вывернулась.

— Кто эти люди? — настойчиво повторила уступчивая Эля, сразу превратившаяся в Элеонору, в имени которой были только жесткие согласные: а как корабль назовешь, так и… Короче – все в курсе.

— Это наши дальние родственники – мамаша попросила.

— А твоя мамаша знает, чья это квартира? Или ты ей не сказал?

— Но она попросила!

Ах, да, как же наивная Элька забыла! Ведь Борюсик очень любил свою мамашу. И ее слово было для сына законом. А девушка, видимо, для них ничего не значила.

— Значит, так, — ледяным тоном произнесла Эля. – Я сейчас уйду и вернусь через час. И чтобы здесь никого не было, включая тебя. Я понятно выразилась?

— Но, как же, — начал Боря, но она его перебила: Никаких но!

Но Эля не вышла сразу на улицу, а спустилась на этаж ниже: там жил ее друг детства, давно и безнадежно влюбленный в девушку. Они всегда общались, когда та приезжала проведать бабу Люсю.

Друг работал тренером по бодибилдингу, имел соответствующую внешность, и его присутствие могло реально помочь в решении вопроса.

Юрка в воскресный день оказался дома и с радостью согласился помочь Эле. А пока он предложил попить кофейку и потрепаться: видно было, что девушке нужно выговориться.

И они стали «разговаривать разговоры», точнее, влюбленный Юрка стал слушать Эльку, сбивчиво рассказывающую о своих бедах, и поддакивать, когда нужно: ведь девушка сейчас, как никогда, нуждалась в поддержке.

А, как известно, мы считаем умными людей тех, которые с нами соглашаются. И девушка, давно не видящая Юру, взглянула на него совершенно другими глазами.

А потом они пошли в квартиру, которая должна быть к этому времени свободна. Но, оказалось, что Борька понадеялся на отходчивость невесты и никого не выгнал. И потом, мамаша ведь так просила, так просила… Да и не выставит же Эля на улицу детей: ведь о бракосочетании тогда не может быть и речи.

Девушка и сосед зашли в квартиру и огляделись: воз бы «и ныне там». А потом нежная и трепетная Эля прошла в гостиную и смахнула с окна ворох лежащей там какой-то дряни вниз с третьего этажа. И тут жених закричал: Да понял я, понял!

И Боря понял еще, что с детьми номер тоже не «прокатит». Поэтому, они все, даже ребятня и старая бабушка, стали судорожно собирать вещи – в этой квартире им ничего больше не светило.

Через час все было кончено: ведь можешь же, когда хочешь! Борька кидал умоляющие взгляды в сторону Эли, но присутствие накачанного друга его явно сдерживало.

А через час в дверь позвонили: на пороге стояла разъяренная потенциальная свекровь.

И у девушки мелькнула мысль:

Какое счастье, что я не вышла замуж за Борюсика! Вот уж, действительно, Бог отвел, как говорила баба Люся.

Пожилая женщина была в домашнем халате: видимо, негодование не дало ей времени даже переодеться. Она открыла рот и понесла…

И тут Элька узнала о себе много занимательного, включая некоторую ненормативную лексику. Но это ее уже не интересовало.

И тогда милая и нежная девушка из интеллигентной семьи сделала то, что могло быть расценено, как мелкое хулиганство: неожиданно выплеснула воду из забытого впопыхах детского ведерочка прямо в красную физиономию орущей тетки со словами:

— Охолоните немного, мамаша!

Слово охолонуть очень любила ее бабуля. И Борькина мама внезапно замолчала, как будто, подавилась.

К тому же, выплеснутая вода всегда оказывает отрезвляющее действие. И этот случай не был исключением. А потом в прихожую вышел накаченный сосед и вежливо спросил:

— Вам помочь?

До тетки стало доходить, что она «даром разбежалась». Поэтому она молча ушла.

Свадьба не состоялась, и Эля осталась одна в трехкомнатной квартире. Хотя почему одна?

На расстоянии вытянутой руки у нее жил друг, а с ней осталось чувство глубокого морального удовлетворения, которое испытывали все граждане при социализме.

И которое сегодня исчезло не только из лексикона, но и из нашей жизни. И это очень прискорбно.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.95MB | MySQL:64 | 0,282sec