На поклон к матери.

 

Анна Николаевна стояла у калитки и ждала своих сыновей. Она сильно нервничала и теребила в руках белый платок. Боялась того, как пройдет их встреча.
Ее сыновья давно поссорились и никак не могли найти общий язык. Причина их конфликта была хорошо известна и потому казалась до боли абсурдной.

 

Художник Юрий Мельков.
Володя приехал раньше брата, посмотрев на мать, слабо улыбнулся. Он не видел ее уже полгода. Ему показалось, что она немного постарела. Словно стала ниже и меньше, заметно поседела. Однако голову держала все так же высоко. Совестно стало, что не приезжал столько времени. С другой стороны подумалось, неужели человек может так быстро состарится. Каких-то полгода всего прошло. Неужели, от нервов?
Анна к сыну на встречу не бросилась, хоть сначала и дернулась. Не знала, как себя правильно вести.
Володя припарковал машину и вытащил из багажника пакеты и ящик с инструментами.
— Мама, я тут привез кое-что… — Вместо приветствия, произнес он. Отчего-то было неловко с ней здороваться. Да и вроде по телефону же общались.
Анна кивнула и с тревогой спросила:
— Голоден? Чай, кофе? Ты ведь после работы.
Володя хлопнул крышкой багажника.
— Я уже поужинал. – Солгал он и смущенно добавил. – Я ненадолго. Помочь только и поговорить…
Анна с досадой кивнула. Раньше Володя никогда не отказывался от чая и от горячего ужина. А теперь…
— Пойдем? – Сын потоптался на месте. – Помогу тебе и уеду. Меня Вера дома заждалась. Переживать будет.
Анна пропустила сына и сказала:
— Я соседку жду. Ты пока проходи.
Володя замер. В словах матери сквозила фальшивые нотки, но выяснять, а уж тем более заострять внимание, он не стал. Соседку ждет, значит соседку. Он здесь для другого. В первую очередь, чтобы извиниться.
Анна, проследив за тем, как сын зашел в дом, тяжело выдохнула. Теперь осталось дождаться Ивана.
Больше всего женщина переживала за то, что младший сын, увидев машину старшего брата, сразу все поймет и не станет останавливаться. Такое уже было полгода назад. Тогда Анна отмечала день рождения и полагала, что сыновья помирятся, стоит им лишь поговорить по душам. Но ни Иван и Володя не собирались мириться, а уж тем более разговаривать друг с другом. Иван, завидев, как паркуется его брат, просто проехал мимо. А потом обвинил мать в том, что она наврала, сказав, что Володя не приедет.
Конфликт между братьями произошел из-за их жен. Вера и Ирина когда-то были закадычными подругами, везде ходили вместе, делились переживаниями и тревогами, обменивались новостями, давали друг другу деньги в долг. Даже замуж вышли в один день. Рассорились из-за того, что Вера взяла деньги у Ирины и не вернула.
Анна точно не знала, как все было. Ее в подробности не посвящали, а потому принять чью ли бы сторону она не могла. Вера утверждала, что вернула деньги и даже называла точное время и дату. Ирина же говорила, что такого не было.
Невестки ругались и выясняли отношения, но так и не придя к общему знаменателю, стали науськивать мужей. Естественно, те приняли стороны своих супружниц. И Володе, и Ивану казалось, что именно их жена сейчас права. Озлобились настолько сильно, что перестали слышать друг друга. И если сначала конфликт начинался с простой ссоры, то со временем перерос в неприкрытую вражду.
Анна и не думала, что все закончится тем, что брат на брата пойдет. Верно она однажды услышала, что если невестки не сладили, то жди беды. Семья это единство взаимоуважения, поддержки и любви. И пусть Володя с Верой и Ирина с Иваном вроде как отдельные ячейки общества, но вместе все они, включая родителей — большая семья, связанная общей кровью и узами отношений построенных на союзе любящих людей.
Когда Анне думала о семье, то на ум приходил растревоженный муравейник. Вроде вместе должны держаться, а выходит, что все в разные стороны разбежались. Скандал двух невесток затронул и ее.
Старший сын Володя не выдержал первым. Швырнул деньги Ивану, как какую-то подачку. Мол, подавись. Второй раз деньги ведь отдают. Иван такого оскорбления не вытерпел и подобрав конверт с деньгами швырнул его обратно в Володю, попав тому в лицо.
— Это твоя Вера пусть подавится. Воровка.
Получалось, что Ваня перешел ту грань, которую переходить было нельзя. Затронул жену брата. Для Володи хуже этого оскорбления ничего не было. За свое – он готов стоять до последнего. Этот скандал у Анны дома происходил. Испугавшись, что сейчас они друг на друга накинутся, встала между сыновьями. Все за секунду произошло. Володя собирался Ивану врезать, а получилось по руке матери вскользь попал, оставив красный след. Испугался, что так вышло. Даже Иван застыл в изумлении.
— Я деньги отдам, — сказала им мать, стараясь контролировать свой голос. – Только не ругайтесь. Не ваша это ссора.
Руку пекло. Не слабый у сына был удар. Страшно представить, что было бы попади он брату по лицу. Сама того не зная, приняла сторону Вани. Согласившись с тем, что Вера все еще должна деньги.
Что же касалось невесток, то те больше не созванивались и не разговаривали между собой. Да и зачем. Мужья вопрос решат. Иван хоть и видел, что случайно брат по матери попал, да решил съязвить.
— Мам, он бесчестный, как и его жена. Что удивляться обману, если ему ничего не стоило сейчас в ярости по матери ударить.
— Ты видел, как было, — Володя отшатнулся, в ужасе смотря на свои руки.
— Я видел, как ты нашу мать ударил, — добил фразой Иван. – Врезать бы тебе за такое…
Анна постаралась их остановить. Испугалась, что опять накинутся друг на друга. Но ни ее уговоры, ни даже слезы, ни аргументы тогда ничего не стоили.
Поклялись два брата, что больше никогда и ни за что не будут иметь общих дел. Так и вышло. Стали они друг друга избегать, словно чужие.
Сердце Анны болело. Для нее слышать их слова было больнее любого удара. Каждая нормальная мать хочет, чтобы ее дети в мире жили. По жизни поддерживали и помогали друг другу.
Женщина страдала и пыталась достучаться до каждого из них. Иван и Володя, чтобы не слышать мольбы матери, стали и ее избегать. Словно она тоже для них стала никем. О ее чувствах они и не думали. А если бы и задумались, то вряд ли бы смогли представить какого матери из-за того, что ее дети не ладят.
В гости приезжали только по звонку. Чтобы не столкнуться и случайно не встретиться. Казалось, что между двумя братьями поселилась ненависть. С такой чернотой не справится никакой отбеливатель.
Иван подъехав к дому матери, увидел ее возле калитки. У нее слегка дрожали руки. Было ощущение, что вот-вот и она расплачется. Он еще издалека приметил машину брата, но решил в этот раз не сбегать. Более того, он собирался с ним поговорить.
Мама встретила его тревожной улыбкой. Иван вышел из машины.
— Привет, мам… Я чуть-чуть опоздал.
Анна махнула рукой и слегка дернулась, собираясь и в этот раз по привычке обнять сына. Но вовремя сдержалась.
— Голодный? – Спросила она.
— Очень, — солгал Ваня. – Есть чего вкусненького?
Анна обрадовалась.
— Конечно, пойдем. Я солянку сварила. Голубцы есть. Салат сделала.
— Это хорошо. – Ваня вздохнул. Он был напряжен.
Анна еще раз тревожно его осмотрела. Он заметно похудел.
— Что-то произошло?
— Нет, — отмахнулся он. – Почти. Не стоит внимания.
Анна поджала губы. Сын не собирался делиться с ней своими проблемами. Раньше все рассказывал, а теперь… Словно чужим стал.
Зайдя в дом, Иван разулся и остановился. Анна прошла на кухню. Володя, сидя на полу, убирал инструменты.
— Я не дождался и починил дверцу шкафа, теперь будет как новенькая. –Пробурчал он. – Дел было меньше, чем на минуту. Я-то думал, что тут капитальная помощь нужна. В любом случае, я приехал, чтобы поговорить с тобой.
Анна виновато кивнула.
— Я бы может, и сама справилась, да только… — женщина не закончила, потому что на кухню зашел Иван. Она хотела добавить, что просто соскучилась. Признаться в том, что позвала сыновей, чтобы опять постараться их примирить, не хватило смелости.
Володя, увидев брата, резко встал.
— Ты сказала, что его не будет, — обвиняющим тоном произнес он, заставив Анну покраснеть еще больше. – Стоило бы догадаться, что дверца шкафа только предлог.
Володя взял чемодан и собирался было уйти.
— Стой, — Ваня преградил выход. – Поговорить нужно.
— Наговорились уже. У меня дела, — несмотря в сторону брата, произнес Володя. – Или ты меня пропустишь, или…
Анна застыла. На секунду ей показалось, что вся ее затея полная глупость. Ни за что они не помирятся. Слишком много было сказано и потерянно.
— Ты мать полгода не видел. Хоть бы посидел чуть-чуть. Совесть имей. – Ваня посторонился. – Хотя дело твое, конечно.
Володя тяжело вздохнул, но уходить не спешил.
— Ты знал, что приеду? – Спросил он.
— Догадался, когда мать про скрипучую дверцу шкафа сказала, — ответил Иван. – Так себе предлог, конечно. Но я к ней на поклон пришел. Соскучился и хотел извиниться. Понял, что ошибался. И из-за тебя отказываться от общения с ней не собираюсь. Хочешь, уходи.
Володя усмехнулся. В комнате стало тихо. Анна отмерла и посмотрела на стул. Там лежали пакеты, которые принес с собой старший сын.
Ваня посмотрел на мать, а Володя, воспользовавшись моментом, вышел.
Анна подошла к шкафчику, стараясь скрыть слезы, и достала две тарелки. Себе и сыну. На плите стояла кастрюля с солянкой. Еще горячая. Глупо было надеяться, что сыновья помирятся по взмаху ее руки. Иван сел за стол и с любопытством посмотрел на пакеты.
— Он принес?
Женщина кивнула.
— Интересненько. Что тут… — Он заглянул внутрь.
Анна поставила тарелку с солянкой перед сыном, положила хлеб.
— Три тарелки ставь. – Сказал Иван, — Володя вернется.
Анну слова сына удивили.
— Точно вернется?
— Точно. Он гордец, потому и вернется. Слова мои его задели. Поговорить захочет. Да и приехал он к тебе не из-за дверцы. Подарки дорогие привез.
Анна не поверила. Села рядом с сыном и задумалась. Что-то в ее Ване изменилось. И касалось это не только внешности. Словно мягче он стал. И старший сын сегодня какой-то странный.
Володя, как тень вновь появился в дверном проеме. Анна вздрогнула.
— Говоришь, к матери на поклон пришел. Еще фразу такую подобрал, а сам с пустыми руками.
— Зато ты с подарками, я смотрю. Вина душит? – Огрызнулся Иван и тут же виновато отвел глаза.
Володя не ответил, прошел к столу и сел рядом.
Анна встрепенулась и поспешила за еще одной тарелкой. Чувствовала, что разговор намечается.
— Меня вина душит? Может, тебя? Ты мать избегал, чтобы со мной случайно не столкнуться.
— А ты давно к ней заезжал? – Иван посмотрел на брата.
Володя опустил голову.
— Глупости все это… Я ведь сейчас приехал.
Анна поставила тарелку перед старшим сыном и поспешила выйти, сославшись, что ей нужно отойти. Сама за дверь встала, решила подслушать разговор.
Братья ели молча. Ваня то и дело поглядывал на брата. Собирался с силами и мыслями.
— Не прав был, — наконец сказал он. — Зря сегодня так с тобой разговор начал.
Володя не ответил, и Ваня продолжил:
— Общаться мы как раньше не будем, но сказать должен. Моя Иринка пьяная была, когда ей Верка деньги вернула. Она об этом забыла. Конверт под подкладку ее сумки завалился. Когда она его нашла, мы уже с тобой поругались. Она боялась признаться, потому что не хотела быть виноватой. Рассказала все мне только недавно. Совесть замучила. Получается… Что я не прав был. За то, что жену твою обозвал, прости… И что так между нами вышло…
— За правду не извиняются, — буркнул в ответ Володя, доедая солянку.
— Так правда все это время на твоей стороне была.
— Правда то, во что ты веришь, — ответил ему брат. – Ты за свою жену стоял, я за свою. Это казалось справедливым.
Ваня был с ним согласен. На душе у него сразу стало легче. Он хотел сказать тоже самое, но боялся, что брат его не поймет. Скажет, что все это только пустые оправдания.
— А вот перед матерью мы оба виноваты. – Добавил Володя. – Не должны были ее в это вмешивать. И наказывать своим отношением. К матери только на поклон надо.
Анна хотела выйти из угла, сказать, что злости и обид на своих любимых мальчиков у нее никакой нет. От их примирения на нее накатила такая радость, что впору плясать, а не вспоминать все ссоры.
— Я скучал по общению, — не стесняясь добавил Иван. – Маялся, спать не мог. Вину чувствовал. Боялся позвонить. Перед мамой стыдно было, а тут она сама номер набрала… Решил приехать.
Володя ничего не ответил. Решил не смущать брата и не злорадствовать, что все в его пользу обернулось. Потому что в действительно не было тут победителей, только проигравшие. Если братья и сестры, не важно по чьей вине, друг с другом общения теряют, то уже и не важно кто прав был. Главное понять эту истину вовремя, а дальше по кирпичику выстроить отношения. Как выстраивают заново разрушенные здания.
Володя приложил палец ко рту и хитро подмигнул брату.
— Солянка была такой вкусной, жаль, что быстро закончилась. А добавки никто не предложит.
Анна выглянула:
— Как это нет добавки. Есть! А еще голубцы. Ой! — Она всплеснула руками, — я же еще салат сделала. А соленья будете? Все есть.
Братья переглянулись и улыбнулись. Первый кирпичик был положен.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.99MB | MySQL:64 | 0,311sec