Золушка на пенсии

Тамара с радостью взялась помогать по хозяйству дочери с зятем, когда те купили новую квартиру. Но они принялись сильно эксплуатировать Тамару, не считаясь с ее возрастом. В итоге она не выдержала и уволилась из «домработниц», а жизнь вскоре проучила наглых родственников.

 

 

—- Мамуля, доброе утро, наконец-то. Что-то ты долго сегодня добиралась, — 37 летняя Мария Ивановна Картонкина встретила мать на пороге квартире.

—- Пробки, доча! И так спешила, — улыбнулась мама Марии.

— Ну, надо раньше просыпаться, быстрее собираться. Ты же знаешь, у меня работа, а из-за тебе мне пришлось задержаться дома: Витьку в школу собрать.

—- О, тещенька, привет, — в коридор вышел зять в махровом халате, — чай будешь, Тамара Петровна?

— Буду, — кивнула Тамара Петровна, — согреться надо. Так замерзла на улице!

— Ну, как проходи на кухню, тещенька, заваривай чаек. И на меня тоже. Мне три ложки сахара. Ты помнишь, да?

***

Четыре года назад семья Картонкиных купила новую просторную квартиру в новостройке. До этого счастливого дня, Григорий Сергеевич Картонкин вместе со своей женой Марией и сыном Виктором жили в квартире Тамары Петровны Талалаевой — мамы Марии.

Тамара Петровна была женщиной одинокой, поэтому все свое свободное время посвящала внуку, дочери и зятю. Пока жили все вместе, то Мария и Григорий абсолютно не замечали, куда исчезает мусор из мусорного ведра. Никто не понимал, почему обувь всегда чистая, а постель идеально выглажена.

Гриша думал, что чистые рубашки растут в шифоньере, а волшебная кастрюля сама готовит то борщ, то жаркое. Но с тех пор, как семья переехала в новую квартиру, волшебство закончилось. Оказалось, что существуют такие понятия, как уборка в квартире, стирка, приготовление обеда.

Семья загрустила и начала искать выход из положения. В попытке распределить обязанности по дому, переругались так, что чуть до развода не дошло. Мария позвонила Тамаре Петровне и сообщила:

— Мама, мы завтра с Витькой переезжаем обратно.

— Маша, доченька, что случилось? — Тамара Петровна схватилась за сердце.

Маша кратко объяснила ситуацию и Тамара Петровна тут же помчалась на помощь.

Через несколько часов квартира сияла чистотой, из кухни раздавались умопомрачительные ароматы. Маша и Григорий накрывали на стол и уже, украдкой, улыбались друг другу.

— До чего же теща у меня мировая, — нахваливал Тамару Петровну зять, уплетая свежеприготовленный борщ с чесночными пампушками, — не теща, а голубь мира!

— Да, ладно тебе, Гриша, ешь, дорогой, — смущенно улыбалась Тамара Петровна.

— Мамочка, Гриша прав. Нам так повезло, что ты у нас есть. Ты лучшая мама на свете!

— Бабуль, орешки со сгущенкой приготовишь? —- спросил Витя.

— Конечно, солнышко, — бабушка гладила внука по голове и улыбалась.

— Супер! Мировая у меня бабуленция, — внук допил компот и поднялся из-за стола.

После сытного обеда семейство, обычно, отдыхало, а Татьяна Петровна убирала посуду из-за стола и мечтательно улыбалась. Да и как же тут не улыбаться, когда тебя так любят и ценят. Одно расстраивало Тамару Петровну — следовало ездить на работу, поэтому женщина не могла каждый день приезжать к детям.

После выхода на пенсию ситуация изменилась. Теперь бабушка ездила к детям как на работу: каждое утро приезжала, помогала, а к тому времени, когда Картонкины возвращались с работы, бабушка уже могла со спокойной душой ехать к себе домой.

Незаметно для всех и для себя самой, Тамара Петровна превратилась в бесплатную домработницу, но она этого не замечала. Тамара Талалаева считала, что просто помогает сохранить семью своей дочери и зятю.

***

60 — летняя Тамара Талалаева бодро бежала через весь двор к подъезду дочери. Вчера Маша осталась недовольна и чуть не опоздала на работу, когда Тамара задержалась утром. Ловко перепрыгивая через осенние лужи, Тамара Петровна обогнала соседку по подъезду Нину Капитоновну:

— Эй, Золушка, на бал, что ли спешишь? Соседей не замечаешь, — окликнула Тамару соседка.

— Ой, Капитоновна, привет. Извини, не узнала тебя. Богатой будешь. Спешу я. Время — то уже — ого, Витюше скоро в школу, а я, калоша старая, опаздываю, — улыбнулась Тамара.

—- Витьке уже 14. Выше тебя ростом. Сам что ли завтрак не приготовит? Разбаловала ты их, Петровна. На голову вылезли и ножки свесили.

—- Да, ладно. Мне самой в радость. Что бы я сейчас на пенсии делала — из угла в угол по квартире ходила? Тоска. А так, чувствую себя нужной.

— Пахать на родственников как трактор — это радость? Ну, тогда отдыхай хотя бы иногда. К нам в город театр столичный приезжает. Мы с Филипповной решили сходить. Пойдем с нами, Петровна?

— Когда?

— В следующую пятницу.

— Нет, в следующую субботу не могу. У Витюши день рождения. В субботу гости соберутся, так что в пятницу готовить буду весь день. Ладно, побежала я. Времени нет языком чесать.

Тамара Петровна не стала дожидаться лифт и побежала на третий этаж пешком. Зашла в квартиру, присела на кушетку отдышаться.

— Привет, мама, ну чего расселась? Опять опоздала! Нам выходить через пять минут. Протри пока Гришины и Витькины ботинки. У меня уже времени нет.

Тамара Петровна молча поднялась и принялась за работу. Мария в это время поправляла у зеркала прическу:

— Мама, список дел на сегодня лежит на столе в кухне. И, я тебе еще раз прошу: зеркало в ванной вытирай тщательнее, а то разводы остаются. Неужели ты сама не видишь? — с раздражением произнесла Мария.

— Привет, тещенька. Ну, что ты копаешься, давай ботинки скорее, — зять забрал обувь из рук тещи и сказать спасибо, как всегда, позабыл. Оно и понятно, спешат дети.

Когда Картонкины, наконец-то, покинули квартиру, Тамара Петровна выдохнула с облегчением. Женщина решила, что срочно нужно заварить чай и немного отдохнуть. Утром так спешила, что и позавтракать не успела. Талалаева зашла на кухню и обомлела. Кто-то пролил молоко на пол, а убрать за собой, видимо, не успели.

Решив, что чай можно заварить попозже, Тамара Петровна принялась за работу. Освободилась только через два часа. Устала. Зато квартира сияла как новая копейка. Осталось протереть пол в коридоре и можно отдохнуть.

***

Тамара Петровна мыла пол в коридоре, когда открылся лифт и из него вышел Юра Стукин — товарищ Вити. Мальчик, оставляя грязные следы, прошел от лифта к квартире Картонкиных.

— Здрасьте, Тамара Петровна. Картон дома?

Тамара Петровна потеряла дар речи. В следующую секунду на Стукина обрушился весь гнев бабушки Вити Картонкина. Стукин побежал по ступенькам вниз, позабыв зачем он пришел. А сосед из квартиры напротив так и застыл в дверях своей квартиры с ведром в руках. Тамара Петровна повернулась к соседу и поставила руки в бок.

— А Вы чего здесь, тоже, натоптать хотите? Ну, попробуйте, – Талалаева строго посмотрела на соседа.

— Нет! Я подожду, пока пол высохнет.

— Вот и ждите! А то ходят тут всякие, — уже спокойнее сказала Тамара Петровна.

— Да я здесь и не хожу. Эту квартиру моя дочь купила совсем недавно. На отдых поехали, а я приезжаю рыбок кормить и цветы полить. Меня зовут Михаил Николаевич.

— А я — Тамара Петровна.

Пока пол в коридоре высох, новый знакомый и Тамара Петровна разговорились. Оказалось, что Михаил Николаевич вдовец. Квартиру эту купила дочь Татьяна, а Михаил Николаевич живет за городом в собственном доме. Мужчина имеет небольшой бизнес. Его фирма занимается реставрацией ретро автомобилей.

Новые знакомые никак не могли расстаться, так и стояли в коридоре — разговаривали о жизни, а напоследок обменялись номерами телефонов. Михаил Николаевич стал звонить каждый день. Приглашал Тамару Петровну на прогулку, за город, в театр, но она все никак не могла выделить время. Кто же детям поможет?

Но вскоре произошла ситуация, которая круто изменила жизнь Тамары Петровны.

***

Рано утром в пятницу Тамара Петровна проснулась совершенно разбитая. Чувствовалась слабость, кружилась голова да еще и давление поднялось. Превозмогая саму себя, женщина пыталась собраться с силами и одеться. Нужно ехать к дочери. Сил совершенно не было. Тамара набрала номер Марии.

— Доброе утро. Машенька, я сегодня не смогу приехать, — голос матери звучал виновато.

— Привет, мам, ты издеваешься? Договаривались же: утром на рынок, в магазин и отвезу тебя к нам. Завтра же у Витьки день рождения. Ты предлагаешь мне бросить работу и стоять у плиты? — Мария, практически, кричала в трубку.

— Извини, милая, я неважно себя чувствую.

— Вот вечно у тебя так. Вчера скакала, а сегодня неважно себя чувствуешь? И это в такой важный момент! Ты понимаешь, что из-за тебя мне придется кучу денег потратить и заказать готовые блюда?

— Маша, ну может мне через пару часов полегче станет, тогда ты могла бы приехать и забрать меня. Поедем на рынок.

— Откуда у меня время кататься туда-сюда? Ты, мама, только о себе думаешь. Ладно. Все. Обойдемся без тебя.

Мария отключила телефон. Тамара выпила лекарства, легла на диван и отвернулась к стенке. Матери было очень обидно. Дочь даже не спросила причину плохого самочувствия, не предложила вызвать скорую, врача. Тамара Петровна тихонько заплакала. Потом еще долго думала о своей жизни и постепенно заснула.

Женщину разбудил звонок в дверь. Тамара открыла глаза и прислушалась. В дверь звонили настойчиво. Наверное, это Маша с Гришей приехали. Тамара улыбнулась. Все таки, переживают дети: приехали к матери.

Но это были не дети. В дверях стоял Михаил Николаевич — новый знакомый Тамары.

— Это Вы? А как Вы меня нашли и почему не предупредили?

— Здравствуйте! Мне Мария дала Ваш адрес. Сказала, что Вы плохо себя чувствуете, поэтому сегодня не приехали к ним. Я и выпросил Вас адрес, чтобы проведать, помочь. Может быть Вам что-то нужно?

— Проходите.

В этот день Тамара Петровна чувствовала себя королевой. Михаил Николаевич заварил вкусный чай, который привез с собой и отправил хозяйку квартиры отдыхать. Сам приготовил обед, сбегал в магазин и в аптеку, помыл посуду.

Целую неделю Тамара не ездила к детям, а Мария, видимо, обидевшись на мать, даже не звонила. Маша думала, что вскоре мать сама приедет, как это бывало раньше, но этого не происходило.

Зато за эту неделю Тамара Петровна побывала в гостях у Михаила Николаевича, сходила на премьеру спектакля с ним же, съездила в лес за грибами. Неделя оказалась настолько насыщенной, что пролетела для Тамары Петровны незаметно.

— Сто лет так не отдыхала. Спасибо тебе, Михаил. Я эту неделю надолго запомню.

— А зачем ее запоминать, Тома? Ведь могут быть и другие недели, не менее прекрасные, — сказал Михаил Николаевич и смутился.

— Ты о чем?

— О нас с тобой, Тома. Мы одинокие люди. Нас нравится быть вместе. Нам весело, уютно, хорошо. Так почему бы не попробовать продлить эти замечательные дни? Не так много лет жизни нам осталось. Зачем тянуть?

— Ой, мне надо подумать. Ты мне предложение что ли делаешь?

—- Да! — уверенно сказал Михаил Петрович.

— Нельзя выходить замуж после нескольких недель знакомства!

— Почему?

Тамара Петровна задумалась. А, действительно, почему?

— Я не знаю, — рассмеялась Тамара.

— Ну, вот ты подумай, а я завтра заеду за тобой и поедем к моему старому товарищу. Познакомишься с ним, с его женой. Они замечательные люди.

Тамара Петровна кивнула и погладила Михаила Николаевича по плечу.

***

Жизнь круто изменилась. Каждый день Тамары был наполнен радостью. Она совсем забыла про свои серые будни и постоянный бег между своим домом и домом дочери. Но об этой части жизни Тамаре напомнила сама Мария еще две недели спустя. Тамара и Михаил как раз в этот момент коптили рыбу на заднем дворе участка Михаила Николаевича. Как вдруг раздался звонок:

— Мама, привет. Ну, хватит дуться. Приезжай завтра, мы тебя ждем, — Мария очень нервничала. Было слышно, что она еле сдерживает себя.

— А, Машенька, доброе утро! Как вы, дорогие? — улыбалась Тамара.

— В какой смысле? — растерялась Мария, — приезжай завтра и поговорим. Я совсем замоталась. Я ничего не успеваю. Витька грубит, с Гришей ругаемся каждый день. — голос Марии дрожал.

— Это ужасно. Может быть вам всей семьей к семейному психологу, а?

— Мама, ты издеваешься? Мне не нужен психолог. Мне нужно, чтобы ты завтра приехала и все было как раньше.

— Как раньше не будет, – уверенно сказала Тамара Петровна.

— Мама, но мне придется уволиться с работы, чтобы все успевать по дому. Я понимаю: другие и работают, и с домашней работой справляются, а я так не могу. У меня не получается. Но если я уволюсь, нам не будет хватать денег, — в глазах Марии появились слезы.

— Машенька, а если вам не будет хватать денег, мы с Михаилом Николаевичем может тебе предложить работу. Нам нужна помощница по дому и по двору, а то мы не справляемся, — ухмыльнулась мать.

Мария еще некоторое время продолжала высказываться свои претензии, рыдала в трубку. Дочь говорила, что если мать будет так себя вести, то пусть не рассчитывает на помощь в старости. Но Тамара Петровна уже этого не слышала. Она отключила телефон и пошла в беседку, где был накрыт стол к завтраку, да и вкуснейшая рыба скоро будет готова.

Тамара Петровна отключила телефон, переживая смешанные чувства.

С одной стороны, она была счастлива, что наконец-то обрела личную жизнь и нашла себе достойного спутника в лице Михаила Николаевича.

Его забота, чуткость и внимание грели душу после долгих лет самоотверженного служения семье дочери. Но в то же время ей было невероятно жаль Марию с мужем, которые явно не справлялись с бытовыми делами и семейными проблемами.

Тамара понимала, что так резко оборвав все отношения с ними было бы непорядочно. Может и поучительно, но ее сердце все равно болело за дочь.

Ведь столько лет она отдавала им всю себя без остатка. Нет, она просто обязана была им помочь, пусть и в меньшем объеме, чем прежде.

Она подошла к Михаилу, который был увлечен процессом приготовления рыбы, и мягко положила руку ему на плечо:

— Миш, мне нужно с тобой серьезно поговорить. Ты знаешь, как я долгие годы отдавала всю себя без остатка детям. Они сейчас переживают нелегкие времена, Маша совсем выбилась из сил. Мне кажется, нам нужно им помочь.

Михаил Николаевич отложил щипцы и внимательно посмотрел на Тамару Петровну:

— Томка, я все понимаю, дорогая. Но ведь все эти годы ты жила ради них, напрочь забывая о себе. Теперь же наступило время думать о своем счастье. Разве нет? А с другой стороны – немного задумчиво продолжил он, — я знаю, что ты не сможешь вот так от нее отказаться и отвернуться от родной дочери. Что ты предлагаешь?

— Я думаю, нам стоит завтра всей семьей поехать к ним в гости. Познакомить тебя с Машей и Витей, а заодно и обсудить, как мы можем им помочь. Может быть, нанять домработницу или хотя бы чаще я буду ездить к ним.

Михаил Николаевич кивнул, соглашаясь с планом Тамары Петровны:

— Не могу сказать, что я в восторге от этой идеи. Уверен, что они будут рады твоей помощи. Ты ведь столько сделала для них. Главное, чтобы твоя дочь не восприняла это как предательство с твоей стороны.

— Я поговорю с ней, объясню, что не бросаю их, а просто у меня теперь есть любимый человек, с которым я хочу делить свою жизнь. Надеюсь, она поймет.

На следующий день Тамара Петровна и Михаил Николаевич направились к дочери. Маша встретила их недружелюбно, с плохо скрываемым раздражением. Она все еще обижалась на мать за то, что та внезапно перестала приезжать и помогать по хозяйству.

— Батюшки! Ну, наконец-то вспомнила о нас, — ворчливо произнесла Мария, впуская гостей в дом. — Витя, иди, поздоровайся с бабушкой!

Четырнадцатилетний Витя неохотно поднялся с дивана и нехотя обнял бабушку.

— Привет, бабуль.

Тамара Петровна ласково провела рукой по волосам внука, пытаясь почувствовать ту же теплоту, что была раньше. Но мальчик словно отстранился от нее.

— Здравствуй, Витенька. Как ты поживаешь? — Тамара Петровна улыбнулась, стараясь скрыть свое разочарование.

— Нормально, — буркнул Витя и плюхнулся обратно на диван, уткнувшись в телефон.

Мария покосилась на сына с укором, но промолчала. Лишь когда Тамара Петровна представила Михаила Николаевича, ее лицо немного смягчилось.

— Очень приятно познакомиться, Михаил Николаевич. Надеюсь, вы сможете сделать мою мать счастливой, — Мария чуть улыбнулась. — Проходите, присаживайтесь.

Михаил Николаевич крепко пожал ее руку и, улыбнувшись в ответ, сказал:

— Уверяю вас, Мария, я приложу все усилия, чтобы ваша мама была счастлива рядом со мной. Нам бы хотелось поговорить с вами о том, как мы могли бы вам помочь. Тамара Петровна рассказала мне, что вам сейчас нелегко.

Мария удивленно приподняла брови, переведя взгляд на мать. Тамара Петровна ободряюще взяла ее руку:

— Дочка, я понимаю, как тебе сейчас тяжело. И я хочу, чтобы ты знала — я не бросаю вас. Просто теперь в моей жизни появился Михаил Николаевич, с которым я нашла свое женское счастье. Но это не значит, что я перестану помогать вам. Наоборот, я хочу, чтобы мы все вместе нашли решение ваших проблем.

Глаза Марии наполнились слезами:

— Мама, я так рада за тебя! Ты так много для нас сделала, заслужила свое счастье. И я буду рада, если Михаил Николаевич станет частью нашей семьи.

Тамара Петровна ласково гладила дочь по волосам, чувствуя, как с ее плеч спадает тяжкий груз вины и ответственности. Теперь у нее была опора в лице любящего мужчины, а у Марии и Вити — надежда на помощь.

Втроем они принялись обсуждать, как можно облегчить жизнь семьи Картонкиных. После долгих переговоров было решено, что Тамара Петровна и Михаил Николаевич будут регулярно помогать по хозяйству, а также нанять домработницу, которая возьмет на себя часть повседневных забот.

Уже провожая гостей, Мария тепло обняла мать и с улыбкой сказала:

— Я очень рада за тебя, мама. Теперь ты можешь быть счастлива. И мы тоже, благодаря твоей помощи.

Когда Тамара Петровна и Михаил Николаевич ехали домой, она чувствовала необыкновенную легкость на душе. Впереди их ждала новая, наполненная любовью и заботой жизнь. А семья дочери теперь не будет чувствовать себя брошенной.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:64 | 0,321sec