Бабушка и внучка

Елизавета Тимофеевна давно уже была на пенсии. Она жила одна в небольшом домике вместе с котом Мурзиком, в котором души не чаяла.

Дочь её работала в школе, а две любимые внучки навещали бабушку по выходным. Старшая Светлана уже училась в областном центре в Пединституте, а младшая Анечка, заканчивала школу.

 

 

— Ну, и на кого ты учиться собираешься? — всё чаще спрашивала бабушка Аню, сидя в своём удобном кресле и поглаживая кота.

— Не знаю, ещё не определилась, — просто отвечала Аня.

— Как же так? Давно пора бы уже. А то ведь скоро выпускные экзамены в школе, — беспокоилась бабушка. Мурзик дремал на её коленях, щурясь от тепла бабушкиных рук.

— Не волнуйся за меня, в последний момент что-нибудь решу, — сказала Аня, — может в строительный пойду или на бухгалтера…

— Да я не беспокоюсь, ты девочка умная и добрая. Меня вот больше сейчас мой кот беспокоит. Что-то стал хромать, мало ходит, и глаза слезятся…

— Так он у тебя старенький уже. Я ещё маленькой была, когда этот кот у тебя жил, — сказала Аня.

— Да я понимаю, что старый. Оба мы старые. Но как подумаю, что его не станет, так плакать хочется. Так я его люблю. И поговорю с ним, а он послушает. А то и ответит. Такой умный, даром что кот. А словно человек, — бабушка снова погладила Мурзика.

Через три дня Аня пришла к бабушке, а она чуть не плачет.

— Кот ничего не ест второй день, помогай Анечка, выручай. У меня сил нет нести его к ветврачу. Я уже всю ночь не спала. Не знаю, что с ним. Может, отравился чем?

Аня тут же созвонилась с ветлечебницей и, взяв Мурзика, уехала на приём. Там кота осмотрел врач, и прописал ему уколы, веля не сажать кота на диван, чтобы он не спрыгивал с него, не травмировал свои больные суставы.

— Пусть спит на лежанке, стоящей на полу и никаких лестниц и прыжков. Пока не подлечим его, — рассказала бабушке Аня.

— А кто же будет ему уколы ставить? – заволновалась бабушка, — я не умею и не смогу его колоть.

— Я буду приходить и ставить ему уколы. Через день, только ты не переживай. Вот увидишь, всё будет хорошо, — сказал Аня.

Уколы она научилась делать давно, когда сама однажды лежала в больнице. Медсестра обстоятельно рассказала и показала, как делать инъекции, как правильно набирать лекарство и в какую область тела безопасно колоть.

Кот, конечно, не человек, но в ветлечебнице врач тоже по просьбе Ани показал ей как правильно ставить укол коту. И Аня решилась помочь Мурзику.

Теперь умный кот, едва завидя Аню, спешил спрятаться под кровать, так как быстро понял, что молодая хозяйка неприятно колется. Однако с каждым уколом коту становилось лучше. Он стал есть, веселее смотрел и бодрее двигался.

— Анечка, ты творишь чудеса, а я-то уже приготовилась его оплакивать, — виновато говорила бабушка.

Аня радовалась не меньше бабы Лизы. Внучка не сказала ей, что вскрыла свою копилку, где собирала деньги со дня рождения и купила на эти деньги лекарство для кота, шприцы и витамины, которые прописал врач.

Бабушка спросила, сколько денег надо отдать за лекарства, но Аня махнула рукой.

— Что ты, бабушка, сущая мелочь, даже говорить не будем. Это тебе и Мурзику мой подарок. А заодно для меня практика. Это я ему должна!

— Ты-то чем ему обязана, не пойму? – удивилась бабушка.

— А тем, что я определилась с профессией! – улыбнулась Аня, — ну, теперь отгадай, кем я хочу стать?

— Айболитом? – удивилась Елизавета Тимофеевна.

— Верно! Буду лечить таких вот Мурзиков! И не только! – засмеялась Аня, — а он, однако, совсем здоров! И не видно, что хромает. Ходит хорошо, мурчит, как всегда.

— Да-да, и есть стал хорошо, а то похудел-то как поначалу, — вздохнула бабушка, — а ты молодец, Аннушка. Доброе сердце у тебя. Вот ты думаешь, что только кота вылечила? Нет! Ты меня спасла от печали и волнения. Я снова радуюсь, что мы с Мурзей здоровы, веселы и вместе!

— Да, много ли надо человеку для счастья, — задумчиво произнесла Аня, — здоровье и тепло человека, ближнего.

— Для меня он тоже ближний, как бы вы не смеялись надо мной, — сказала бабушка.

— Я знаю, — ответила Аня, — в нашей семье все кошатники. Ну, я пошла. Надо заниматься. Теперь у меня есть цель! И мне надо многому научиться. Я обязательно поступлю в Сельхоз академию.

— А что, — сказала бабушка, — раньше в нашей деревне, да и повсюду на селе, это была очень уважаемая и востребованная профессия. Погоди-ка, внученька…

Бабушка подошла к своему комоду и открыла верхний ящик. Покопавшись немного в какой-то небольшой картонной коробочке, она достала золотой перстенёк с зелёным камушком.

— Что это? – спросила Аня, взяв от бабушки перстень.

— Это тебе. Свете я подарила серёжки золотые, когда она в институт поступила. А тебе дарю этот свой перстенёк сейчас, потому что ты мне камень с души сняла: выходила кота. А в Академию ты и так поступишь, теперь я в тебе уверена. Носи колечко, оно счастливое. Мне его когда-то твой дед, царствие ему небесное, подарил перед свадьбой. Так-то, Анечка.

— Бабушка, зелёный камушек, как глаза Мурзика. Так и горят. Буду его вспоминать. И этот мой первый опыт врачебной помощи животным. Это будет моим счастливым талисманом.

— И меня помни, не забывай, дорогой наш врач. Обещаем больше не болеть. Будем беречься! – бабушка обняла внучку и посадила её за стол, накрывая чай.

— Надо же, как получилось, — всё удивлялась бабушка, доставая чашки и вазочку с домашним печеньем, — ты будешь первая в нашем роду – врач!

— Ну, не врач, а ветеринар, — скромно ответила Аня.

— Для меня так всё равно – врач. Я уже горжусь тобой, внучка, какую важную и нужную профессию ты выбрала. Я и подумать не могла, что ты на это решишься, — бабушка села на стул и обратилась к коту:

— Теперь я за нашу жизнь спокойна. Правда, Мурзик?

Бабушка и внучка засмеялись, а кот, всё ещё недоверчиво поглядывая на Аню, подошёл к своей чашке, где его ждало любимое угощение от сердобольной хозяйки – слегка взбитое сырое яичко…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.97MB | MySQL:64 | 0,269sec